Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Укромное логово » Открытая поляна


Открытая поляна

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://savepic.net/7063590.png

Между пятью огромными тропическими деревьями, чьи корни тесно сплелись между собой, расположилась небольшая каменистая площадка, где всегда царит приятный сумрак. Здесь можно отдохнуть и пообщаться, а также присмотреть за играющим потомством. Здесь также можно проводить крупные собрания, не беспокоясь, что кому-то может не хватить места.


0

2

офф: о наболевшем

Хоть чью-то девственность заберешь. Не Налы, так локации (cwl)  #брастити_я_не_мог_не (с) Нала

Тропический лес------→>>
После пережитых нервов и возбуждения, которые Симба испытал от встречи со своими старыми друзьями, лев почувствовал самую обыкновенную усталость. И нет, он не был морально истощен, хотя за последнюю ночь произошло много важных событий, а самому Королю-изгнаннику, пожалуй, предстояло сделать сложный выбор. Ему бы сейчас поспать, но ответы на многие вопросы еще были не даны, а сам лев не изложил Чумви и Нале свой план действия. К тому же к его маленькому укромному местечку должны были прибыть его самые сильные на данный момент союзники. Покой самцу будет только сниться и, кажется, будто он уже король без которого нельзя никому обойтись.

Укромное логово не было личным местом отдыха для рыжегривого. Симба предпочитал не засиживаться на одном месте по ряду некоторых причин, которые уже всем известны. Однако Тимон и Пумба здесь часто отдыхали, поэтому, не позвать сюда своего друга они не могли. Когда самец впервые попал сюда, то понял, что лучше места для того, чтобы спрятаться, ему не найти. Здесь было очень красиво, днем - прохладно, а ночью - тепло, но самое главное - тихо в любое время суток. Мартышки сюда почти не залезали, а если все-таки и засовывали нос, куда им не следует, их было легко отсюда выгнать.

В первую очередь именно по этим причинам Симба и пригласил сюда всех союзников-хищников, которые сейчас ему были нужны. Он понимал, что по отношению к Тимону и Пумбе это было малость неправильно, потому что первоначально это было их место обитания, но лучшего варианта ему сейчас было не найти. Здесь может чувствовать себя в безопасности не только сам лев, но и его товарищи получат своеобразную тишину и покой.

- Керу и Иша, значит? - Скорее, вопрос бы риторический. Симба не знал их, тем более - не помнил таких львов из прайда, а потому знатно напрягся, но не видел смысла устраивать истерику по поводу этих незнакомцев, - должно быть, они ваши хорошие друзья, раз пошли вместе с вами через пустыню ради незнакомого им льва, не правда ли? - Тем не менее король-изгнанник намекал на очевидную вещь: он не потерпит предательства, а эти львы будут пока под его особым наблюдением.

Больше лев ничего не говорил - отвечал лишь на вопросы, если ему их задавали. Он вдруг снова задумался о Скаре, когда мысль о предательстве вновь посетила его голову. Он жевал Скара в своем мозгу, прессовал его в разных позициях и позах, пытаясь понять, что ждать от этого черногривого интригана. Это был тот лев, которому удалось собрать вокруг себя гиен, а потом переманить на свою сторону лучшего друга своего племянника. И неужели это все было сделано лишь словами, пустыми и ничего не значащими? Самец стиснул зубы: "Ничего, я еще расквитаюсь с тобой за все твои грехи".

Но открытая поляна уже была близко. Она располагала к себе: Симба отвлекся от своих мрачных мыслей, когда вышел на нее, окруженную огромными старыми деревьями, точно стеной, и укрытую этими гигантами от посторонних глаз.

- Мы на месте, - сообщил Симба своим товарищам, плюхнувшись на мягкую и гладкую траву. Он помнил, что обещал им предоставить еду, но сам был без сил, а остатков у него не было - сам не помнил, когда охотился в последний раз. Взглянув на Чумви, а потом переведя взгляд на Налу, рыжегривый внезапно вспомнил о том, о чем хотел спросить своих товарищей с тех самых пор, как оба льва выяснили отношения и угомонили свою мужскую энергию.

Больше ждать он не мог и не хотел. Когда Чумви и Нала устроились поудобнее, самец вновь заговорил.

- Ребята, я... - скулы льва дрогнули; Симба боялся услышать что-то плохое, потому что помнил в каком состоянии уже было королевство на момент его спасения от лап врагов. И лев даже представить не мог реакцию матери на то, что ее сыновья сбежали или, вернее, погибли, - я хотел спросить о Сараби. Как она?

Эта львица была первая после Скара, кто волновал рыжегривого на данный момент. Мать. Лев помнил ее добрые глаза и мягкую улыбку, теплый и снисходительный голос. Он скучал по ней, как скучал по отцу, а она была главным напоминанием о Муфасе и, чего таить, его невидимым продолжением.

Отредактировано Simba (9 Ноя 2017 18:07:24)

+6

3

----→>>Тропический лес

Пока они шли к этому укромному месту, про которое рассказал Симба, Нала успела по несколько раз поблагодарить всех предков и богов за их невероятную удачу. Чем глубже в Оазис они уходили, тем понятнее становилось, что потеряться здесь - раз плюнуть. Они вполне могли бы жить рядышком недели две и ни разу не пересечься. Если бы не этот бородавочник с сурикатом, одному только Ахейю, наверное, и известно сколько бы они тут искали Симбу. Густые заросли и обильная цветущая флора только усложняли бы дело, маскируя чужие запахи. Место и правда будто создано для сокрытия беглых принцев.

Ну, или принца. Нала до сих пор переваривала новость об уходе Рико. Это было просто напросто странно! Да и Симба явно рассказал им не все подробности. И это было еще удивительнее. Более того, лев в принципе вел себя необычно, и дело вовсе не в давешней драке.

Этого-то, Нала, в принципе, ожидала. Пусть и не так скоро и резко. Все-таки, расстались они, мягко говоря, не на хорошей ноте.

Нет, дело в чем-то другом. От Симбы волнами исходило напряжение, которое было прекрасно знакомо Нале как опытной охотнице. Было ощущение, будто лев сидит в засаде, а не идет через, откровенно говоря, умопомрачительной красоты джунгли, расположившиеся где-то в самой заднице мира, куда и птица далеко не всякая залетит. А некоторые инсинуации, слышавшиеся в его голосе Нале откровенно не нравились.

- Мы довольно близко сдружились за время путешествия, - уклончиво ответила она. Правда-то правда, но отправились-то они в этот поход совершенно незнакомыми львами. - Да, и ты, судя по всему, не сидел без дела.

Нала легонько ткнула его в бок. Мол, сам-то ты тут тоже отнюдь не отшелничествовал, так с чего такая реакция? Но Симба, словно воды в рот набрал. Сам больше не заговаривал, только коротко отвечал, если возникали какие вопросы. Видимо, сильно задумался о чем-то своем. Ну что ж. Зато это дало Нале первую возможность за все это время наконец как следует рассмотреть его.

Симба возмужал. Пожалуй, это самое большое изменение в его внешности. Издали его бы, наверное, можно было бы даже перепутать с покойным Муфасой. Те же широкие плечи, которые, казалось, способны выдержать тяжесть всего мира на себе; та же статная походка, выдающая в ее обладателе гордого зверя. Такая же пышная грива, яркая, и солнечная, разве что более непослушная нежели всегда ухоженная шевелюра его отца.

Только вот фирменного спокойствия Муфасы, его непоколебимости и уверенности, которую он испускал, словно солнце свои лучи, не было и в помине.

Однако, когда они вышли на какую-то каменную площадку, окруженную гигантских размеров деревьями, темная пелена, которая было накрыла ребят, слегка отступила. Симба оставил свою мрачную задумчивость, а Нала просто отвлеклась. Потому что привал! Отдых! Ну наконец-то!

- Уютное местечко, - сказала она, разглядывая причудливые сплетения толстенных корней, служащих самой настоящей природной оградой. От изучения местных красот ее оторвал глухой стук, с которым, как оказалось, плюхнулся на землю Симба, усаживаясь по-удобнее. И, честно говоря, она не видела ни одной причины не последовать его примеру. А посему, не долго думая, грациозно улеглась, подобрав под себя лапы. Скоро сюда подойдут их спутники, да и эта смешная парочка, их несостоявшийся обед, тоже должны кого-то привести. Так что на поляне может стать тесновато.

- Я хотел спросить о Сараби. Как она?

Нала сначала даже немного опешила. С каких это пор Симба называет свою мать по имени? Она хотела было спросить его об этом, но вовремя прикусила язык. Не время сейчас цепляться к словам. Потом - обязательно.

Только вот… Им особо нечего сказать ему.

- На момент, когда мы были вынуждены покинуть земли прайда, она была жива и здорова.

Нала решила, что первым делом стоит сказать хорошие новости. А уже потом выливать на голову ушат плохих.

- Проблема в том, что наш поход через пустыню сильно затянулся. Мы не знали где именно тебя искать, только примерное направление. А когда мы уходили, дома свирепствовала чума. - Нала опустила взгляд. - Так что, - ее голос слегка надломился, когда она вспомнила в каком состояние ей пришлось оставить свой дом. И мать. - Если совсем откровенно, то мы понятия не имеем как наши родные сейчас там.

Озвучивать мысль, что, быть может, они давно все померли от чумы она не стала. Слишком мрачно. Слишком жестоко и несправедливо. Кто-то скажет, что жизнь - вообще штука жестокая и несправедливая и будет, конечно, прав. Но это не значит, что нужно лишний раз призывать наприятности своими словами. Нала подняла взгляд назад, на Симбу и постаралась выдавить из себя улыбку.

- Но я уверена, что Рафики наверняка уже нашел лекарство. Да и кого-кого, а Сараби так просто не проймешь. - Попытка приободрить была так себе, на самом деле. На троечку. Она и сама себе не то чтобы очень верила. Хотя хотелось. Просто жуть как хотелось, ведь там осталась ее мать и друзья. Но реальность такова, что они вообще ничего не знают о том, что сейчас творится в Землях Гордости. А значит остается только надеяться на лучшее, помятуя о худшем.

Отредактировано Нала (11 Ноя 2017 02:30:21)

+5

4

=====================================)тропический лес
Все-таки им несказанно повезло, что они наткнулись на бородавочника и суриката. Джунгли оказались густыми, тяжелопроходимыми и запутанными - иногда тропы, разбегающиеся то туда, то сюда, становилось невозможно разглядеть. А впереди темнела чаща - оплетенные лианами стволы, плотные заросли, за которыми порой не видно просвета. Чумви, привыкший к открытым пространствам земель прайда, чувствовал себя несколько неуютно. Конечно, если знаешь джунгли, как собственный хвост, бурная растительность кажется защитой, но ему лишь подсознательно казалось, что в кустах, за деревьями может прятаться враг - враждебные львы, леопарды, гиены. Правда, спокойствие, с которым Симба рассекал джунгли, поубавило его недоверчивости, и скоро Чумви перестал осматриваться и напрягать уши.
Симба не слишком обрадовался, услышав о новых знакомых - имена Керу и Иши ничего для него не означали, поэтому совершенно логично, что он отнесся к новости с недоверием. В конце концов, он король-изгнанник, в его положении не следует принимать все на веру. Сам Чумви не сразу проникся к обоим теплыми чувствами, лишь после того, что им пришлось пережить, почувствовал подлинное доверие и поддержку. Посему, услышав недоверчивые и даже раздраженные интонации в голосе Симбы, он ничуть не встревожился. На самом деле, будучи радостным оттого, что друг больше не пытается покромсать его когтями, он не замечал, как тот напряжен. Как хищник перед прыжком.
- Не волнуйся, они наши товарищи, - заверил его Чумви. - Не думаю, что они прошли весь этот путь ради тебя. Керу был знаком с Сарафиной, а та попросила его приглядеть за Налой. Иша же не смогла оставить Керу. Они оба одиночки, Симба, у них нет своих территорий, поэтому отправиться с нами им было не так-то сложно.
Он умолчал о собственных подозрениях в отношении Керу и его истинной связи с Налой, но, ежели Симба решится спросить, то пусть отвечает Нала. В конце концов, это ее дело.
Вскоре они вышли на тенистую полянку, окруженную со всех сторон мощными стволами - выпирающие из земли корни порой были не тоньше львиной лапы. Причем не просто какой-то там лапы, а лапы вполне огромного и внушительного льва.
Чумви с удовольствием растянулся на земле, вытянув лапы и тут же почувствовал бурчание в желудке.
- Надеюсь, Керу с Ишей что-то поймают, - пробурчал он. - Черт, может, нам стоило пойти с ними. Представь, каково им будет тащить сюда добычу!
Правда, мысли о добыче слегка отодвинулись, когда Симба спросил о своей матери. Чумви сначала дернул усами - когда они уходили, Сараби была в порядке, но кто знает, что могло случиться за это время - потом все же уставился на друга с легким изумлением. С каких пор он зовет собственную мать по имени? Было в этом что-то.... сухое, официальное. Но это сейчас неважно, в любом случае, уж точно не стоит про это спрашивать. Но все же Чумви окинул Симбу новым взглядом - кажется, их друг изменился больше, чем они думали.... А как иначе? Он потерял королевство, с ним расстался брат. По поводу Рико Чумви не слишком переживал - они никогда не были особенно дружны, да и ушел он во вполне зрелом возрасте. Но для Симбы это, наверное, тяжелый удар. Подавив нахлынувшее, вспыхнувшее чувство вины, Чумви кивком поддержал Налу.
- Я тоже уверен, что с ней все в порядке, - сказал он. - Только.... Только вот что. Мхиту знает, что ты жив.
Он солгал своему отцу, а теперь ему предан. Думаю, он ничего не сказал потому, что не хотел поколебать уверенности Скара в себе, но, когда узнает, что Нала убежала вместе со мной, то вполне может решить, что я ей все рассказал, и мы пошли искать тебя.
- он царапнул когтем по земле.
- Иными словами, я боюсь, что Скар может что-то сделать с нашими близкими. Сараби в том числе. Сарафину, наверное, не тронет, так что не переживай, Нала, она же мать Мхиту. Но остальные.... - он сглотнул и сдвинул брови.
- Я боюсь за Кулу. Однажды Скар уже угрожал мне, и я не хочу, чтобы он привел угрозу в действие. - он прямо посмотрел на Симбу. - Нам нужно возвращаться! Как можно скорее! Ты нужен королевству, нужен всем. Какой ты там придумал план?

+3

5

Пост от лица фамильяра Налы


-----→>>>>Цветущие луга

Выйдя в лес Мичи ненадолго задержался на месте, принюхиваясь. Запах ушедших львов был не очень четким, так как волк зашел несколько поодаль от того места, где проходила встреча “старых друзей”, но был вполне узнаваем. Почти сразу он, сигналя спутникам, чтобы шли за ним, нырнул между кустов, коих тут было великое множество, и продолжил путь в нужном направление.

- Нала с Чумви оказались несказанно везучими, вот что я вам скажу. - Начал свой рассказ волк, слегка поворачиваясь к Керу и Ише. - Вскоре после того, как мы с вами разделились, возле реки мы наткнулись на жирного такого бородавочника. С ним еще сурикат был. Естественно, Нала собиралась их поймать, чтобы потом закусить, и сделала бы это, только на наше несчастье это оказались друзья Симбы, - Мичи на секунду задумался, - или счастье, еще как посмотреть. Так бы мы его, наверное, еще долго искали. - И, как бы иллюстрируя свои слова, волк нырнул под арку из сплетшихся в едином танце корней деревьев, а затем свернул в кусты.

Дождавшись, когда его спутники выйдут из-за зелени, он пошел вперед, продолжая рассказ. - Он их защищает, а они на него шпионят, докладывают о новых мордах в Оазисе. Кажется, парень не очень спешит доверять чужакам.

Мягко говоря. Мичи нарочно не делился всеми подробностями, стараясь при этом быть достаточно многословным, чтобы никто не догадался, что он чего-то недоговаривает. На то, по его мнению были причины. Когда волк присоединился к этой компании львов, Нала в общих чертах описала ситуацию, в которой они оказались. Крон-принца и его брата попытались убить приспешники нынешнего короля, их дяди, но тем удалось сбежать. Все думали, что они погибли, пока Нала не обнаружила, что это не так, так что теперь они хотят их найти, чтобы вернуть законного наследника на престол. Все вроде бы прекрасно.

Только Мичи присутствовал при разборках Симбы с Чумви и слышал слова обоих самцов. И та версия, которую ему рассказала Нала была сильно подчищена по сравнению с реальностью. Мичи понятия не имел какую из версий знают Иша и Керу, но, если им рассказали ту же, что и ему, то наверное на то есть причины. А значит не его место слишком много языком трепать.

Но, предки, интересно же! Мичи очень надеялся, что какой-нибудь из комментариев львов выдаст как много они знают.

- Наверное, оно и правильно, мало ли кого из пустыни занесет, - как ни в чем не бывало продолжал волк. - Короче говоря, эта непутевая парочка, наш несостоявшийся ужин, так орала, что Симба их услышал и примчался на помощь. Даже не сразу признал Чумви, налетел с клыками наголо, а Налу и вовсе не заметил сначала. Ну, да она их быстро разняла, ничего толком не успело произойти. Парни, конечно, еще какое-то время кипели, молодая кровь, все такое. Но разошлись с миром и извинениями за сей конфуз. - Мичи недовольно цокнул языком. - Мы остались без ужина, конечно же. Ну, а потом меня отправили за вами. Симба сказал, что знает какое-то хорошее местечко, где мы все могли бы отдохнуть. Сказал, что туда еще кто-то должен подойти, какие-то его местные знакомые, я так понимаю. Собственно да! - Мичи сделал притворно радостный акцент, будто вспомнил какую-то деталь, которую забыл. Ничего он не забыл, конечно, просто думал что и как лучше подать. - Он говорил, что пытается найти тут какую-нибудь помощь в борьбе со Скром и его прихвостнями. Наверное даже нашел, по крайней мере у него есть что рассказать нам всем.

Пока они шли окружающая зелень становилась все более густой, а запах все сильнее. Теперь его и львы, скорее всего, чувствовали, а значит они уже совсем рядом.

Волк пробрался под очередной копной корней, еще раз свернул и вот уже впереди виднелась какая-то каменистая площадка, а запах их друзей явно говорил, что они пришли. Мичи кивнул в сторону прохода на поляну и сам вышел на нее из тени прохода.

- Простите, что прерываю, но это мы, да еще с гостинцами, - весело объявил волк собравшимся на поляне и прошмыгнул к Нале, устраиваясь у нее под боком. Все-таки, возле нее он чувствовал себя лучше всего. Не то, чтобы он не доверял остальным спутникам (хотя этот Симба его немного напрягал). Но они голодные, антилопа маленькая, а к ним при этом еще кто-то должен подойти, тоже хищники небось. А так, даже если ему от самой туши не достанется, он от Налиной порции оттяпает кусочек.

Отредактировано Нала (21 Ноя 2017 12:17:34)

+2

6

----→ Цветущие луга

Волк шел впереди, в нескольких шагах, то останавливаясь, чтобы принюхаться и уточнить направление, то припуская рысцой. Иша же следовала за ним размашистым шагом — в каждом чуть ли не пять мелких волчьих шажков. В пасти львицы безжизненно моталась уже успевшая остыть тушка газели, пахнувшая настолько привлекательно, что хищница то и дело сглатывала набежавшую в пасть слюну. Она давно уже была голодна; в пустыне разносолов не было, спасибо, что ели достаточно, чтобы ноги таскать. Теперь у Иши были большие планы на оазис: в первую очередь хорошенько отожраться. Симба и борьба за королевство вполне могли подождать, так-то.
Нала, конечно, придерживалась другого мнения. И ей, надо сказать, чертовски повезло. Когда они только подходили к зеленому уголку, расположившемуся в самом сердце пустыни, Ише показалось, что оазис совсем мал. Но теперь, успев немного побродить по нему и поохотиться, она начала понимать, что видела лишь малую его часть. Пусть даже он совсем мал по сравнению с великой пустыней, все равно — они могли месяцами искать здесь Симбу, да так и не найти.
Пройдя сквозь кустарник, они оказались в лесу, и по ощущениям львицы, он был куда гуще, чем прежде. Мелкий и быстрый, Мичи скользил по едва заметной тропке, без труда избегая цепких веток. Львам было куда сложнее; из-за своего роста Иша то и дело была вынуждена пригибаться, а иногда почти ползти, протискиваясь в особенно неудобных местах. Несколько раз она замечала на ветвях клочья шерсти, но возможности хорошенько принюхаться у нее не было; к тому же, все запахи забивала висящая в ее зубах газель.
К счастью, по пути попался ручей, в котором львица на скорую руку ополоснула лапы. Грязь по большей части смылась, хотя несколько клякс на шкуре все равно остались, и теперь, подмоченные водичкой, расплылись и начали подсыхать этакими живописными пятнами, как у коровы.
Из торопливых объяснений волка львица поняла лишь одно: никто никого не убил. Мир, дружба, жвачка, по возможности не трогайте суриката и кабана.
Вот черт. Список животных, которых нельзя есть, все рос и рос. Может быть, сейчас кто-нибудь и в убитой газели признает своего друга? Не имея возможности высказаться, рыжая лишь сдавленно фыркала на ходу, выражая тем самым то ли негодование, то ли возмущение, то ли просто отплевываясь от забивавшей пасть шерсти.
Корни впереди были переплетены, образуя проход, довольно удобный, хотя и слишком тесный, чтобы пройти в него, не пригибаясь. Иша переглянулась с Керу, сочувственно качнула головой: ему было не легче, чем ей, наверняка еще и грива цепляется за все ветки.
И вот, наконец, они пришли. Львица еще раньше поняла это — когда сквозь газель начали пробиваться знакомые запахи; уж Чумви-то с Налой она бы учуяла даже с хроническим насморком!
Пропихнувшись через корни, самка вышла на поляну вслед за радостно объявившим об их приходе волком и остановилась, изучая обстановку.
Впрочем, они ведь всего пару часов не виделись. Ни Нала, ни Чумви особенно не изменились, хотя выглядели чутка более потрепанными (ну так и Иша с Керу чуть ли не по уши извозились в грязи). Опа, а вот и король.
Ну, предположим, будущий король, и то, если ему оооооочень повезет. Рыжая остановилась так, чтобы ее было видно, уронила тушку газели себе под лапы и, звучно шмыгнув носом, сказала:
— Здрасьте.
Вышло грубовато, но при взгляде на Симбу так и хотелось сделать что-нибудь этакое, чтобы шокировать рыжегривого раз и навсегда. Не очень-то он ей понравился. Он выглядел совсем не так, как четверка львов, перешедших пустыню. Казалось бы, беглый принц должен быть тощим и поджарым, отчаянно сверкать глазами и... Нет, отчаянные глаза были, причем у всех троих присутствовавших на поляне львов. Но изгнанником Симба не выглядел — грива его была в порядке, брюшко не прилипало к позвоночнику, да и вообще вид у молодого льва был вполне себе благополучный, будто, пока Нала и компания продирались через пустыню, он ежедневно вкушал хорошую отбивную из дикого кабана. 
Правда, при внешнем благополучии выражение морды самца было совершенно нерадостным — но в чужих эмоциях и черт ногу сломит, куда уж там Ише разобраться. С жизнерадостной ухмылкой кивнув товарищам, она подпихнула свою добычу лапой, мол, налетайте, компания.
На всех ведь все равно не хватит — это значило, что придется идти на охоту снова, и очень скоро.

+3

7

Офф

Действия Тимона и Пумбы прописаны с разрешения администрации.

>>> Таинственный оазис >>> Большие водопады >>>

---------------

Наверное, будь он сурикатом или бородавочником и веди одного хищника к другому, Джуа так же, как и Тимон с Пумбой сейчас, оборачивался бы спустя каждые пять секунд, кидая на сопровождаемого им леопарда подозрительные и полные страха взгляды. Поначалу смеявшийся от выражения морд жукоедов Джуа время от времени растягивал губы в улыбке, стоило его спутником обернуться, да так, чтобы длинные, острые и, в силу молодости леопарда, пока ещё белоснежные клыки сверкали в свете луны, которая то и дело проглядывала между тесно сплетёнными кронами деревьев. Но прошло какое-то время, и подобное развлечение перестало казаться смешным. Более того, в какой-то момент улыбка на морде леопарда, стоило его потенциальной добыче опять в тревоге обернуться, сменилась выражением «Что, серьёзно?..» — веки полуприкрыты, брови вздёрнуты, один угол рта опущен. Нет, правда, ребят, если бы он хотел использовать вас в качестве своего ужина, а не проводников, то давно бы уже это сделал!

Может, вы хоть скажете, куда мы идём? — несколько скучающе поинтересовался юнец. Они шли уже достаточно долго. Джуа, конечно, не то, чтобы сильно устал, но неизвестность весьма тяготила его. К тому же, он родился в Оазисе и прожил тут всю жизнь, знал каждый уголок и каждый закуток этого зелёного пятна посреди пустыни — кто знает, может, знай он, где сейчас Симба, добрался бы туда быстрее один?..

Туда, куда Симба попросил отвести тебя, — не без дрожи и страха в голосе отозвался сурикат. Джуа с трудом подавил в себе усталый вздох.

Как хоть оно выглядит, это ваше место?

Тимон и Пумба какое-то время молчали, но затем, похоже, решили, что ничего страшного не случится, если они просто опишут словами место собрания.

Как каменистая площадка между пятью деревьями. Если хорошо поискать, то под некоторыми камнями можно найти целые залежи жу… Эй, ты куда?! — не успел Тимон как следует помечтать о ночном перекусе, который ждал его на Открытой поляне, как Джуа тут же вскарабкался на ближайшее дерево и уже совсем скоро скрылся в густой листве.

Я знаю, о каком месте вы говорите. И доберусь до него быстрее без вас.

***

Как же приятно было передвигаться по деревьям! Перепархивать с одной ветки на другую, будто птица, ощущать под своим брюхом бездну, невольно раскачивать под собой опору, которая, кажется, вот-вот обломится под твоим весом, а затем вдруг отталкиваться от неё и лететь вперёд! Что интересного в передвижении по земле? Какой прок вилять по тропам, порою делающим огромные крюки, когда можно пойти напрямую, распугав заодно сонных птах, с криком разлетающихся в разные стороны.

Но, конечно, чем ближе Джуа был к месту собрания союзников Симбы, тем тише и незаметнее он передвигался. Какие бы положительные эмоции у него не вызвали король-в-изгнании и поклявшаяся ему в верности Нейлин, они всё же оставались львами. И союзники Симбы тоже были львами (ну… ладно, положим, не все). Увы, молодой леопарда общался со своими новыми соратниками не так уж и много, чтобы полностью доверять им, а потому старался быть осторожным.

Но что его подкупило, так это аппетитный запах добычи, который он учуял в паре-тройке десятков метров от поляны. Всем телом прижавшись к толстой ветке одного из деревьев, окружавших поляну. Джуа принялся наблюдать за происходящим внизу: Симба, ещё два взрослы льва и пара самок. И антилопа. Сочная, свежепойманная, ещё никем не тронутая антилопа…

Не будь юнец так голоден, он бы, вероятнее всего, ещё какое-то время оставался бы в укрытии, наблюдая за происходившим, но вместо этого Джуа, попутно проведя языком по губам и подобрав слюнки, выпрямился во весь рост и, перемещаясь с верхних веток на более нижние — своё присутствие он более не скрывал, так что выходило это довольно шумно, — вскоре грациозно спрыгнул на каменную поверхность, подошёл к рыжегривому льву и сделал лёгкий кивок головы в знак приветствия:

Симба.

Примерно в этот же момент из-за густых зарослей, окружавших поляну, выбежали Тимон и Пумба, явно запыхавшиеся (вернее, запыхавшийся — бежал всё-таки больше бородавочник) и с широко открытыми глазами. Джуа бросил на них лишь мимолётный взгляд, а затем снова обратил взор на Симбу:

Разве Нейлин не с вами?..

Отредактировано Jua (22 Ноя 2017 15:12:12)

+3

8

Цветущие луга-------→>>

Пока я кувыркался в луже – обдумывал слова своей маленькой подруги. Она бы смогла убить детеныша, потому что ее так учила мать. Возможно, дело было в том, что Иша выросла в крайне суровых условиях одинокой жизни без прайда, но ведь я тоже слыл бродягой, отбивался от не самых приятных львов и довольствовался тем, что подкинет мне природа. Да, раньше я мог спокойно умерщвлять животное любого возраста, пока был молод, пока хотелось есть. Но в преддверии нынешних событий, я стал слишком трепетно относиться к заповедям Великого Круга Жизни. Я еще пока не был стариком, но мне казалось, что я умышленно увеличиваю свой возраст. А может быть, я просто стал куда ответственнее за все те годы, которые я провел в своих странствиях?

Мне было интересно: не таким ли отец хотел видеть меня? Если таким, то браво, папочка, твой сын вырос. Жаль, что ты не увидишь этого больше.

Я разглядывал свое отражение в глади этой странной большой лужи. Я видел, как с меня стекает темно-коричневая вода, плывет прямо в луже, образуя большое противное пятно. Я поворчал немного, тихо выдохнул, а потом вылез из воды; отряхнулся, не замечая, что Мичи стоит в паре метров от меня и что-то мне активно рассказывает.

- Прости-прости, - тихо проговариваю я с характерной усмешкой, облизывая губы. Этот забавный зверек дочери все равно остается для меня иногда дурачком, хотя он позиционирует себя сейчас как далеко не глупый звереныш.

Дождавшись, пока Иша смоет с себя хоть немного грязи (я просто уверен до сих пор, что она меня за это ненавидит), мы отправились дальше. Мичи показывал нам дорогу, мы внимательно шагали за ним, молча прислушиваясь к звукам оазиса. Мне приходилось здесь бывать, но когда-то очень-очень давно, наверно, еще до рождения Налы. Я не помнил совершенно многое из того, что видел, но запомнил одно: оазис оставался по-прежнему «живым», как давние лет пять или шесть назад.

Меня искренне поражало, как оазис оставался таким шуршащим даже ночью. Где-то вспорхнула в кустах птицах, где-то показались круглые удивленные глаза ночного мелкого зверька, где-то зашуршали листья – это проползала мимо змея. Все вокруг словно дышало, не спало, когда я вновь вспомнил об умирающем слоненке. Странно, что на фоне этого живительного кусочка земли мы встретили смерть. Я все еще верил, что Айхею подкинул мне не самое приятное знамение.

- Друзья Симбы – еда? – переспросил я между делом, не веря своим ушам, - ты что, серьезно?
Вскинув бровь, я посмотрел на Мичи, будто он мне сказал несусветную глупость, но волк на мой вопрос положительно кивнул. Впрочем, мне пришлось громко и протяжно фыркнуть: моя дочь тоже, знаете ли, друзей умеет выбирать, хотя чего уж ругаться на нее – выбрала-то себе хищника все же, а не кого попало.

- Как теперь голод удерживать? – проворчал я, поглядев на самку. Той было разговаривать некогда, потому что она держала в зубах аппетитный кусок мяса, которого, должно быть, на такую большую ораву хищников не хватит.

Я в этом убедился окончательно, когда Мичи упомянул тот факт, что Симба приведет в назначенное им место еще пару-тройку хищников.

«Надеюсь, что для благих целей», - подумывал я, когда простые кустарники и папоротники сменились густыми и непроходимыми деревьями. Теперь я уже особенно сильно ощущал запах чужих львов, а вместе с ними - и ароматы Налы и Чумви. Тогда я понял, что они уже были совсем рядом.

- Надеюсь, что у него замечательный план, - отозвался я, пытаясь поддерживать диалог с Мичи, - я бы хотел вернуть Налу в целости и сохранности ее матери, а не играть с королем в войнушки, - я вздохнул, потому что понимал, что это будет совершенно невозможно. Симба был другом Налы, а Нала стремилась спасти свой дом. Я уже предвкушал, что она пойдет следом за королем – ее ничто не остановит.

Я тоже буду бессилен.

Последний рывок между особенно неприятными ветками дерева: я почувствовал, как грива зацепилась за торчащий сук, больно потягивая ее к себе. От досады я рыкнул, но рванул вперед, оказавшись на просторной и абсолютно тихой поляне, где слышны были лишь голоса львов. Мы вышли прямиком к самому собранию короля.

Здрасьте, - послышался голос Иши, который заставил подняться мой хвост и шлепнуть ее по бедру. Мама не учила адекватно здороваться? Ах да, я, наверно, просто не знаю еще пока ее мать. Не зря же львица в тот наш разговор как-то замялась на этом моменте, когда речь зашла об ее родных.

- Доброй ночи, - я, наконец, поднял глаза и встретился с Симбой взглядом. Он казался достойным львом, похожим на своего отца, хотя рождение юного принца я не застал, впрочем, как и рождение собственной дочери. Должно быть, они с Налой были примерно одинаково возраста.

Я понял, что Симба – сын Муфасы скорее по его внешним параметрам, нежели по каким-то другим признакам. Выражением морды Симба никак не походило на почившего короля Земель Гордости: лев казался теперь на фоне своего отца слишком мрачным. Взгляд тяжелых глаз буквально сверлил меня, потому что, я понял это – лев сомневался в нас. Не из-за драки ли с Чумви? Я перевел взгляд на друга своей дочери, потом на нее – они были целы и невредимы. А он – слишком напряжен.

- Ты Симба, верно? – я с уважением кивнул молодому льву, - наверно, ты уже догадался, что я Керу, а это – Иша. - Наверняка же Нала и Чумви предупредили его о нашем приходе? Он не выглядел шибко удивленным, когда заметил нас.

И Иша, как дама очень воспитанная и щедрая, пододвинула антилопу к остальным львам, приглашая их на ужин. Теперь я, вновь предвкушая вкус еды (ведь самцу необходимо много есть, не правда ли?), уже давился слюнями, как вдруг откуда-то сверху на землю мягко опустился леопард.

А вот теперь и без того невероятное количество вопросов увеличилось и стало еще больше, обламывая при этом трапезу.

Отредактировано Керу (14 Дек 2017 23:39:01)

+2

9

Нала всегда поддерживала его. В любых начинаниях – проказы ли это были, страшные и запретные вещи, веселье или же грусть, но это львица никогда не бросала Симбу. Она, как никто другой из его друзей,  была постоянно очень близка к нему. Львица всегда принимала точку зрения юного короля, но при этом она не забывала о том, кто такой Скар и всегда напоминала об этом рыжегривому.

Симба считал себя в те годы мягкотелым. Он винил в бедах прайда только себя: не смог оправдать ожидания Великих Королей Прошлого, включая теперь и самого Муфасу. Даже эта самка, его лучшая подруга, была против Скара и видела в нем врага, не смотря на то, что он был отцом ее младшего брата. Он, как настоящий король, должен был разобраться в этом, но снова проявил меркантильность. А ведь только сейчас понял, что эта львица хотела для него же сделать как лучше.

А всему виной было доверие к дяде; и Симба вновь понимает, что приходит к тому же месту, откуда и начинал свои рассуждения. Но Нала была для него действительно не последней львицей.  Как и Тоджо, Малка, Кула и Тама. Их всех лев одинаково любил, им он доверял. И Чумви в глубине души он любил тоже, не смотря на то, что случилось между ними в прошлом.

Рыжегривый смирился с тем, что его друзья привели в оазис еще двое незнакомых львов. Он будет приглядывать за ними, но не усиленно, как обычно делал это с другими прибывшими в оазис чужаками. В конце концов, ему нужны львы, поскольку он так и не смог собрать хотя бы совсем небольшую армию.

Как он скажет об этом Нале и Чумви?

Симба почувствовал, как львица игриво пихнула его в бок. Король-изгнанник улыбнулся, но совсем скованно и даже уныло. Она верила в него. И шоколадный лев тоже в него верил, но Симба никак пока не мог оправдать их веру. Он хотел бы, как истинный король, охранять их покой, их благополучие, но не мог этого сделать. У него не было сил, а когда они были – он был слишком молод и глуп.

Тем не менее, Симба был удивлен, что Сарафина знает этого незнакомого для рыжегривого льва. Он не припомнил, чтобы мамина подруга вообще имела дело с какими-то львами из прайда, кроме Скара. Неизвестен был, правда, отец Налы, но Симбе даже не подумалось, что Керу мог бы быть ей родственником: в конце концов, у львицы не могло быть друзей? Братьев? Хоть кого-нибудь?

Но даже сейчас это было не так важно, как услышать о том, что с Сараби все в порядке. Однако весть о чуме поразила Симбу и одновременно смутила его: он был так долго изолирован в оазисе от других прайдов и от своего собственного, что даже не имел представления, что там происходит. Он так и не смог найти надлежащего для себя шпиона, он ничего опять не смог.

Дальше было интереснее. И как только шоколадный самец предупредил Симбу о том, младший брат Налы прекрасно осведомлен о том, что «мертвый» король совсем не мертв, а Скар в принципе не знает правды – рыжегривый на глазах поменялся в выражении морды. 

То есть он все полтора года скрывался здесь для того, чтобы его не поймал его собственный дядя, который даже представления не имеет о том, что его племянник не отправился следом за Муфасой? А он, Симба, как последняя гиена прятался здесь, поджав хвост и скуля о несправедливости мира?

Как же жалко в этот момент почувствовал себя рыжегривый, но еще сильнее в нем загорелось чувство жгучей мести!

- Там был еще один лев, - выдавил из себя Симба, тихо рыкнув, - с тобой. Он не мог рассказать Скару? Почему он этого не сделал?

Королю-изгнаннику бы хотелось знать все, что случилось сразу после того, как он и Рико убежали из родного дома, но поток информации и без того был слишком большой. Чумви выразил обеспокоенность о том, что над Землями Гордости как никогда нависает большая угроза. И в этой угрозе снова виноват он – Симба.

«Лишь бы Сараби… лишь бы мама была в порядке», - в первую очередь промелькнуло в мыслях короля-изгнанника. Сейчас он не знал, за что цепляться: одна новость засыпала его, а другая – била по рыжей глупой голове. Как же много времени он потерял, живя здесь в тени, в собственном страхе! А теперь нельзя было терять ни минуты…

Морда короля льва, выражающая отчаяние и злобу, внезапно сменилась на озадаченность, когда Симба услышал приближающиеся шаги. Он думал, что это идут Тимон и Пумба с гостями, но из кустов вынырнул земляной волк, поприветствовал львов, а затем шмыгнул ко львице, будто ища там безопасное место. Рыжегривый нахмурился, но сказать ничего не успел, потому что следом за волком вынырнула крупная юная самка, держа в пасти небольшую свежее пойманную добычу.

«Так значит это Иша и Керу», - сразу смекнул Симба, изучающее взглянув на кошку. Позади нее остановился незнакомец – обычный и ничем не примечательный самец одного возраста с матерью или Сарафиной. Такой Симбе или Нале только в отцы годится.

Оба были потрепанные, словно парой минут назад принимали грязевые ванны.

Здрасьте, - вот так просто. Симба приподнял бровь, удивляясь тому, как разные хищники общаются с одним и тем же зверем. Пару часов назад Нейлин преклоняла голову перед королем-изгнанником, а теперь ему, как старому приятелю, львица без пяти минут знакомая говорит «здрасте».

Уудивительно, но лев даже усмехнулся в усы этим двоим, кивнув в ответ. Они были легки в общении, простодушны, но даже этот факт не заставил Симбу отвести от обоих тяжелого взгляда. Все его внутреннее «я» постоянно боролось с самим собой, напоминая о том, что все вокруг предатели. Даже лучшие друзья.

Неужели он никогда не отделается от этого душераздирающего чувства?

Львица пододвинула к остальным участникам радостной встречи пойманную ею антилопу. Симба нахмурился, готовый отблагодарить бурую львицу за гостинец, но не успел этого сделать, потому что с дерева мягко спустился леопард. Джуа…

- Симба, мы его…! – Тимон влетел почти следом за пятнистым котом верхом на Пумбе, но пикнуть дальше не успел, потому что растерялся от такого огромного скопления хищников.

Разве Нейлин не с вами?..

- Нет, - коротко ответил Симба, мрачно опуская глаза и рассматривая собственные лапы, - она ушла? Она ушла и пропала.

Услышать ответ на свой вопрос лев уже не хотел. Он так и знал. Все эти звери, что только обещали ему, а потом бесследно исчезали... Его так удивлял тот факт, что еще ни один из них не рассказал Скару о том, что его драгоценный племянник жив. Как любезно с их стороны.

А может быть, им было просто плевать? Выказывали знаки сочувствия, пытались приободрить обещаниями о помощи? Симба сейчас снова так разозлился, что плевать он хотел на ободрение: он так сильно жаждал вернуть прайд в былое состояние, вернуть львам достойную жизнь и убить Скара, что глаза его вдруг, казалось, побагровели, а морду обезобразила гримаса злобы и ненависти.

- Мои планы, Чумви, - он повернулся к шоколадному льву,  - ты спрашивал о них? Мои планы – убить Скара, - сейчас Симба выглядел как одна сплошная глыба, как вспыхнувший Килиманджаро: шерсть на его гриве встала дыбом, каждый мускул на лапах напрягся, - мне уже все равно как я сделаю это, но я его убью. Своими собственными зубами и клыками.

Лев чувствовал, что ему необходимо успокоиться. Вдохнув ноздрями воздуха побольше, самец вновь вернулся в прежнее положение, застыв, словно статуя. Могло даже показаться, что рыжегривый отстранился от мира сего, но на самом деле в его голове происходил усиленный мыслительный процесс.

Он знал, что Чумви и Нала были удивлены таким выпадом Симбы. Лев и сам им удивлялся, но не мог больше себя контролировать. Все его планы шли под откос, а потому пора было уже что-то менять.

- Мой план, - вновь заговорил Симба, - это переход к реальным действиям. Все, что я делал до этого – было пустой тратой времени, - лев перевел взгляд на Налу и Чумви. Ему было неприятно говорить об этом, но ничего другого не оставалось, - я расскажу честно, чем я тут занимался. Когда я прибыл в оазис, я подумал, что поживу тут немного, чтобы весть о моем побеге утихла. Я хотел собрать сторонников, чтобы вернуться как можно скорее и дать отпор, но это оказалось не так просто. Здесь жила самая настоящая разношерстная компания. Знаете, под предводительством кого? Гиены! Я хотел договориться с ними, но... Я рыскал по оазису не один день, пока мартышки не напели мне в уши о другой моей знакомой. Это была крупная самка леопарда. Она называла себя хозяйкой этого места, пообещала мне военную мощь, поддержку, познакомила с некоторыми своими доверенными лицами, а потом, что вы думаете? Пропала, как пропали и все ее звери из группы. Сюда забредали самые разные животные, от которых я пытался выведать все о нашем доме по мере возможности, но все они ничего не знали. Те, кто по тем или иным причинам узнавали о моем настоящем происхождении, обещали мне помочь в итоге, но потом уходили и больше не возвращались, за исключением пары-тройки львов. Каждый раз я заключал союз с кем-то – каждый раз я терпел крах. Последней каплей стала Нейлин, - хотя на самом деле не только она, но Симба этого пока не понимал. Он взглянул на Джуа, - которая пообещала мне воинов невиданной силы, но теперь и она пропала.

Самец нахмурился. Различие этой львицы было лишь только в том, что она – шаманка. И она была действительно таковой, ведь не мог же ее дар показаться сразу двум существам?

- Я поверил ей, потому что на то были причины, - самец кивнул на Джуа, - этот леопард видел, какой силой она обладает. Но теперь, когда последняя моя надежда испарилась, я не намерен больше сидеть здесь. Мой дальнейший план – в ближайшее время собрать все силы, что у нас есть на данный момент и двинуться в путь, к Землям Гордости. Я знаю, что эта идея крайне неудачная, но я больше не в силах прятаться здесь, когда висит уже теперь по-настоящему реальная угроза над родными и близкими. Нужно убить Скара, чтобы покончить с этим.

Симба выдохнул, прикрыл глаза.

- Мы пробудим здесь пару дней, а потом выдвинемся в путь. Джуа, - лев повернулся к леопарду, - ты можешь отправиться с нами, если не передумал.

Теперь о нем знали всю правду. Симба не хотел выудить сочувствия или жалости к себе. Он сказал все как есть, потому что кичиться или оправдываться было нечем и незачем. Он даже поймет, если друзья отвернуться от него, но своего он добьется любой ценой.

+5

10

Всякое подобие улыбки слетело с морды Налы при упоминании ее брата. Было больно слышать его имя, говорить о нем, как о потенциальной опасности. Но… увы, так ведь и есть?

“Если узнает,” поправила она про себя Чумви. Информация, которую она за последнее время смогла выудить из своего друга обо всех этих заговорщиках была небольшой, но одно было ясно точно: никто из них не спешил откровенничать друг с дружкой. Никто из участвовавших в нападение на Симбу не признался Скару в своем провале, выдумав правдоподобную легенду, дабы прикрыть собственные хвосты. Скар тоже явно не ходил между рядами своих верных помощников, разбрасываясь своими планами налево и направо. Куоритч точно так же, как и прошлые заговорщики, мог побояться впасть в немилость своего правителя, если тот узнает о его провале. Не исключено, что Скар ни сном, ни духом, что львица жива. С другой стороны, Нала должна была признать, что совершенно ничего не знает об этом льве, даром, что они жили в одном прайде. Насколько далеко идет его верность Скару было ей неведомо, следовательно нельзя утверждать с какой-либо долей уверенности, что полковник не покается перед своим правителем из верности или из боязни, что узнай Скар о его провале от кого-то другого, реакция будет в разы хуже. Однако ее ход мыслей был прерван.

Нала только тихо фыркнула в ответ на уверения Чумви, что Сарафине ничего не угрожает. Она крайне сомневалась, что  ее статус как матери Скаровского бастарда как-то поможет львице сейчас. Скар - лев, который искусно манипулировал окружающими, спланировал убийство собственных племянников таким образом, чтобы его даже и рядом с местом преступления не было. Это лев, который при живой и здравствующей, пусть и стервозной (сам виноват, надо было смотреть кого выбирает), жене без зазрения совести грязно приставал к львице, которая ему в дочери годилась. Это был лев, которого когда-то давно, подозревали в убийстве его собственного брата. Она ведь была там, под скалой, когда Хорсов выдал Скара со всеми потрохами. Но тогда никто не поверил в это. Да и как? На тот момент подобная мысль ником образом не могла уложиться в голове верных львиц и львов прайда. Теперь же Нала была почти уверена, что в тот день они задрали не того льва.

Что ему какая-то самка, которая когда-то родила ему сына? Сколько у Скара таких было? Они ничего для него не значили. А значит, он без колебаний уберет Сарафину с дороги, если посчитает нужным. В этом Нала была уверена. И этого она страшилась больше всего.

Но, конечно, не она одна боялась за родственников. У Чумви там осталась сестра, - подруга Налы, за которую она тоже переживала. У Симбы - мать. И все они были в огромной опасности, которая росла с каждым днем промедления. В этом Нала была полностью согласна со своим другом. Они больше не могут тормозить. Нужно как можно скорее вернуться домой.

- Скорее всего, - заговорила львица в ответ на вопрос Симбы, - по той же причине, что и Мхиту ничего не сказал Скару: не хотели навлечь на себя проблем. - А может, Скар шантажировал и их? О, это была бы прекрасная теория и отличное оправдание действиям Мхиту. Ей хотелось бы в это верить. Но она должна была признать: будь это так, Мхиту не лип так к своему отцу. Увы, сколько бы самка не рассматривала поведение своего брата, она не находила ни единого оправдания. Ничего, что подсказало бы ей как быть.

Нала пристально наблюдала за гаммой эмоций, отражавшейся на морде ее старого друга. Злость, ненависть даже. Подозрительность и кажется… какое-то презрение. К Скару? Или к себе за то, что допустил все это? Нала не знала.

Их беседа оказалась прервана шуршанием кустов, из-за которых вскоре высунулась рыжая мордочка Мичи, сопровождаемая звонким голосом и краааайне соблазнительным запахом. Источник аромата не заставил себя долго ждать, следом за юрким волком, - а тот уже быстренько примостился возле Налы, - на поляну вышла Иша из пасти которой свисала маленькая, но ооооочень аппетитная антилопка. Самка сглотнула слюну, уже успевшую собраться во рту. Глаза даже как-то загорелись и вообще она резко повеселела, аж усы растопырились. Еще бы! После стольких недель в пустыне, где нормальное мясо днем с огнем не найти! Нала даже никак не отметила своеобразное приветствие Ишы. Да, и они уже успели привыкнуть к ее прямолинейности и пренебрежению к любезностям. Откровенно говоря, в этом было даже что-то освежающее.

- Привет, - ответила Нала наконец отклеивая свой взгляд от щекочущей ее голод туши и улыбнулась своим спутникам. - Смотрю, вы тоже время даром не теряли.

Ее опередили с представлениями, ну да ладно. Они знали, кого искали, а Симбу предупредили о незнакомых для него личностях. Благо, догадаться, кто здесь Керу, а кто Иша не составило бы труда даже, если бы они все сейчас полностью позабыли все правила приличия и кинулись драть антилопу.

К сожалению, приступить к еде им так и не удалось. На этот раз шум донесся откуда-то сверху, и Нала вскинула голову как раз вовремя, чтобы заметить спускающегося по ветвям исполинских деревьев леопарда. Да и тот не старался скрываться, а подходил с уверенностью старого знакомого. Да, так оно и оказалось! Видимо - это тот самый знакомый Симбы, которого лев собирался им представить.

Следом на поляну вылетели тот самый бородавочник и его друг-сурикат. Как их там…? Пумба и Тимон, кажется? Нала подтянула поближе к себе хвост и лапы. На поляне явно становилось тесновато.

Но что было важнее - это, что, похоже, леопард пришел с не самыми добрыми вестями. Нала не очень понимала что эта за Нейлин и что случилось, - кроме того, что та куда-то испарилась, - но реакция Симбы была отнюдь не положительной. Мягко говоря.

- Мои планы – убить Скара.

Нала ожидала этого. Пожалуй, за все время с их встречи - это было самое ожидаемое из всего, что произошло. И не то, чтобы она его не понимала или, в некоторой степени, не поддерживала. Если они вернутся и Скар откажется сдаться на милость истинному королю, то битвы не миновать. Это ее не пугало. Она готова биться за свой дом и за своих родных.

Но явственное рычание доносившиеся из грудной клетки самца, его слова, его всклокоченная грива и ощерившаяся морда, а самое главное - его горящие яростным огнем красные глаза…. Холодок пробежал по спине Налы и ей показалось, что у нее самой шерсть слегка привстала дыбом.

С того самого момента, как они встретились там, в лесу, Нала подмечала про себя детали. Всякие мелочи, которые не давали ей покоя. Они цепляли ее внимание, как бы призывая: "эй, присмотрись, тут не все так просто". Это была и чересчур яростная реакция Симбы на их появление, и его с трудом скрываемая подозрительность и скептицизм. Напряжение в его теле и движениях и усталость в глазах, источником которой явно был не недосып или необходимость заниматься какой-то особо усердной физической работой. Он был словно на охоте. Постоянно заряженный. Готовый прыгнуть в любой момент. Отстраненный от всего, даже мать стал называть по имени. Все это было странным.

Но не шло ни в какое сравнение с дикой, ревущей жаждой крови своего дяди, которую Нала заметила сейчас.

Невольно ей вспомнились еще одни красные глаза, горевшие безумным огнем ненависти, направленным тогда на нее. Роковое столкновение, которое стоило невинных жизней.

И тогда Нала поняла.

У них проблемы. Очень. Серьезные. Проблемы.

Симба пустился в яростное описание своей жизни в Оазисе, но Нала слушала его вполуха, сосредоточенно наблюдая за его мимикой и языком тела. Она искала. Надеялась увидеть что-то, что опровергло бы ее подозрения. Но видела - и слышала! Симба отнюдь не скрывал своих намерений в отношении своего дяди, - лишь жажду убить и чувствовала волнами исходящий от него гнев.

Гнев? Когда в последний раз от него был толк вне поля битвы? В сражении он столь же необходим, сколь клыки и когти, но вне драки все, на что способна эта эмоция - разрушать ее же носителя. Нала видела это в Зире. В Скаре. Она видела это и в себе сразу после инцидента со приставаниями короля. Первое время после изгнания самка не могла спокойно думать о нынешнем правителе Земель Гордости, она буквально закипала. Время, расстояние и чужой пример -  это помогло ей подавить это чувство. Нала отказывалась терять контроль над собой и своими эмоциями. Это не приводит ни к чему хорошему.

И, черт возьми, она будет не она, если не поможет Симбе понять это.

+5

11

Другой лев? Чумви нахмурился, припоминая того здоровенного амбала с бурой гривой. Он не то чтобы успел его позабыть, просто, поскольку тот одиночка не сподобился остаться в прайде и не стал верным телохранителем Скара и, соответственно, на несколько лет скрылся с глаз, Чумви попросту отодвинул его на задний план. Был и был, но давно исчез, и нечего припоминать. Наверняка он согласился на все дело из-за каких-то секретов со Скаром, но искренне зла Симбе и Рико не желал.

- Не думаю, что стоит волноваться на его счет, - уверил Чумви Симбу. - Он сразу ушел, и больше мы его не видели. Вроде бы его звали Нарико, но это все, что я знаю.

Казалось удивительным, что Чумви, почти позабыв самого льва, вспомнил вдруг его имя, но вспомнил же, стоило напрячь мозги и воссоздать в памяти фигуру бывшего и невольного товарища! Вероятно потому, что связанные с тем злосчастным случаем в ущелье львы все-таки были с ним повязаны одной нитью. Вспомнил морду, вспомнил и имя.
- Сейчас не это важно, - он нетерпеливо забил кисточкой хвоста, валяя ее по теплой земле. Только вот их прервали, снова лишив Симбу возможности изложить детали своей истории и своего плана - Чумви раздраженно дернул ухом и клацнул зубами. Первым на поляне появился волк Налы, а следом за ним вышли и Керу с Ишей. Зажатая в пасти дичь определенно приподняла настроение, и Чумви пододвинулся слегка, чтобы дать друзьям место. От него не укрылся внимательный взор Симбы, брошенный на Керу и Ишу, но особого значения он ему не придал. Пройдет время - и Симба станет им доверять, точно так же, как верил сам Чумви.

- Славная охота, - пробурчал низко Чумви, принюхиваясь к окровавленному боку добычи и кивая обоим друзьям. У него когти чесались в нее вцепиться, но вместо этого он поднял морду на Симбу и глянул на него из-под нависших лохм густой гривы, но, проклятие, кое-кто еще выбрался на поляну! Этот кое-кто оказался рыжим леопардом, спрыгнувшим с ветки - когда над головой что-то зашуршало, Чумви заметно напрягся и вскинулся - по-хозяйски прошедшим мимо львов и отправившимся прямиком к Симбе.

- И это еще кто? - прохладно поинтересовался Чумви, следя за леопардом глазами, напоминавшими тлеющие угольки. В первые минуты он здорово возмутился, но, когда стало ясно, что леопард знаком с Симбой, просто не счел нужным обращать внимания не других львов, просто сощурился и резко ударил хвостом по земле, после чего притянул тушу газели к ним - к Нале, Керу и Ише - поближе, и подальше от леопарда. Джуа, значит. Мог бы и сам представиться, кстати. Ну, кто еще к ним присоединиться? К счастью, на этот раз ничье внезапное появление не смогло прервать слов Симбы - резких и мрачных. Убить Скара - вот чего он хочет. Чумви встретил взгляд друга и ответил ему пристальным, настороженным взором. Нет, услышанное не удивило и не испугало его - он всегда знал, что если Скар станет сопротивляться и вцепиться в трон, он будет убит. Эй, да он вполне был готов, что Симба не простит дяде предательство и нацелиться на его убийство, но ему всегда казалось, что судьба Скара - дело второстепенное. Гораздо важнее вернуться в королевство и занять свое место.

- Убить Скара? - Чумви приподнял бровь и вскинул голову. - Бравый план, ничего не скажешь!
Он удержался от язвительного замечания - мол, давно ли к нему пришел? Нет, это приведет только к склокам и никак не погасит недоверчивого, тревожного огонька в душе, разгоревшегося после запальчивых слов друга. Что-тою.... не так. Чумви разделял ярость Симбы, но король-изгнанник, проживи он в королевстве столько же, сколько они с Налой, понимал бы, что надо думать о том, как поднять его! Ладно, нужно будет просто его просветить. Симба еще толком ничего не знает. Судя по тому, как напряглась рядом Нала, старый друг ее тоже встревожил.... Симба продолжил - о том, как он находил и терял сторонников, пытаясь создать армию, как его предавали и уходили. Да уж. Невесело. Он должен был вернуться раньше сам, когда понял, что здесь ловить нечего - эта фраза вертелась на языке Чумви, но он его прикусил. Симба распалялся, а ссоры и скандалы им сейчас не нужны, как бы не свербило под шкурой от сочувствия, неловкости, раздражения - надо же было вернуться, понятно, что в оазисе, далеком от земель прайда и его проблем, искать нечего! - и желания немедленно заняться делом и вернуть все на свои места.

- Хорошо, но главное не только убить Скара, - быстро сказал Чумви, едва Симба выдохся. - Надо вышвырнуть гиен, вернуть стада. Когда мы уходили, наконец-то пошел дождь после стольких месяцев засухи, но, учитывая, что гиены все еще делают, что пожелают в королевстве, стада могут и не захотеть возвращаться. Надо спасти прайд от голода. У Скара есть преданные ему львы и львицы, так что просто не будет. И это помимо гиен! Кстати, ты что-то сказал про пару-тройку львов. Где они? Кто они?

+4

12

Гости постепенно прибывали на поляну. Керу все еще укоризненно косился на приемную дочь, продолжавшую этак бесстыже пялить глаза на предполагаемого короля всея саванны, а ветви густых деревьев, окружавших полянку, уже потрескивали под лапами новой пробиравшейся к ним кошки. Да как потрескивали! Ворох листвы осыпался к лапам львов, пока новый гость изволил спуститься в поле их видимости.

Подумать только, снова леопард! Легкая гримаска неудовольствия, впрочем, не исказила черты Иши; та осталась безукоризненно спокойной, когда в нескольких метрах от нее пятнистый хищник, наконец, спрыгнул на твердую землю. Ее янтарные глаза на миг блеснули в полумраке, когда она бросила быстрый взгляд на деревья. Подумать только, она и думать забыла о том, что кто-то может вести совершенно иной образ жизни. Леопард мог сидеть наверху и час, и два — и никто из львов не смог бы увидеть его или учуять. Это одновременно пугало Ишу и привлекало. Удобно, черт возьми.

Но не с твоей задницей, детка.

Самка смерила леопарда оценивающим взглядом. До сих пор она встречала только Мангу, этого болтливого и дерзкого спутника Такэды, который, впрочем, тоже был крайне болтлив и дерзок. В общем, два сапога пара. Иша и так-то не особо леопардов любила, а после такого экстравагантного знакомства и вовсе старалась обходить стороной. Хотя вот этот вот конкретный кошак вроде бы был ничего. Спокойный, мирный. Разве только с деревьев падает, незадача. Ну да в саванне, куда теоретически они все должны отправиться, особо не напрыгаешься, поди там разыщи подходящее дерево.

Следом, — глаза львицы аж подернулись страстной поволокой от вида потенциальной добычи в непосредственной близости, — влетел кабан, на спине у которого восседал сурикат. Мичи вроде бы что-то говорил  о них, да кто вообще его слушал? Точно не Иша. Правда, у нее все-таки хватило сообразительности не бросаться на странную парочку с алчными воплями, иначе дружба с Симбой, пожалуй, не задалась бы... Откуда вообще они берутся, эти странные создания, предпочитающие дружить с едой, вместо того, чтобы общаться с себе подобными?.. Бурая только вздохнула, не удержавшись от мечтательного взгляда на кабаний зад.

Да, зад был что надо.

— Мои планы – убить Скара, — вдруг уловила она.
Пришлось отвлечься от задницы, ничего не поделаешь. Впрочем, это тоже было неплохо. По крайней мере, самка оживилась, одарив Симбу радостной кровожадной улыбкой идиотки, готовой идти в битву. Подобный взгляд, к счастью, без подобающей речи, достался и Керу, — вот, мол, видишь, папочка? Я еще когда говорила, что нужно прибить этого старого пердуна, и дело с концом.

Слушала она отвлеченно. Все эти тонкости, сказать по правде, Ише были ни к чему. Она не была шпионом или великим стратегом; чай не семи пядей во лбу — только лапами махать умеет. Но умеет хорошо, за время, проведенное в пути, рыжая изрядно окрепла, и хотя расти ей вроде бы было уже некуда, она заметно раздалась в груди и плечах. Конечно, особых иллюзий по поводу силушки богатырской самка не имела: прекрасно знала, что будет не одна.

А... с кем?

— Они обещали поддержку в обмен на что? — наконец, не выдержав, аккуратно вклинилась она в разговор; ей пришлось дождаться, когда умолкнут и Симба, и заговоривший после него Чумви.

+2

13

Все, что произошло дальше, заставило меня не то, чтобы смутиться или даже почувствовать себя неловко, а, скорее, отнестись к молодому королю-изгнаннику весьма и весьма недоверчиво и с явным подозрением. Муфаса, мудрый правитель и славный король, когда ты потерял над своим сыном контроль? По рассказам дочери у меня четко сложилось впечатление о том, что принц уродился хорошим львом, но все, что я видел сейчас, меня вгоняло в ступор. Не мне судить о том, каким должен быть правитель, потому что я сам, будучи молодым и неопытным, отказался от этого бремени, но мой отец всегда учил меня, что если действовать согласно лишь эмоциям, не важно – плохим или хорошим, то можно сделать неимоверное количество ошибок.

Сначала король-изгнанник мрачно и, судя по всему, довольно болезненно отреагировал на слова новоприбывшего кота. Кто такая была эта Нейлин и зачем она понадобилась льву мне было неясно, но я продолжал молча наблюдать за дальнейшим развитием событий. Я настолько увлекся этим делом, что даже напрочь забыл об антилопе, пытаясь увидеть в Симбе те черты Муфасы, которого я знал лично. На самом деле мне особо и не было бы дела до этого самца (конечно, я бы не разглядывал задницы леопардов, чем занималась моя приемная дочь, а предпочитал бы уделить внимание еде, например), но когда Нала восторженно рассказывала об этом льве и когда она возлагала на него все свои надежды, то невольно я цеплялся за него сам, вот только теперь не видел в рыжегривом не лидера, не освободителя.

Симба, чья пламенная грива, символизирующая, казалось бы, огонь и силу, солнце и необузданную энергиею, теперь была похожа на размазанные капли крови. Его глаза горели, но не от мысли освободить своих родных и близких, а от мысли избавиться от льва, узурпирующего власть. Я сам встречался со Скаром и, мягко говоря, он мне не понравился.  Я сам был свидетелем того, во что этот лев превратил некогда цветущее королевство; во что превратил мою возлюбленную, некогда веселую львицу, в чьих глазах я всегда видел желание жить. Но никогда я не преследовал такого стойкого желания убивать что бы не сделал мне обидчик. Может быть, я слишком мягок?

Я пытался понять в чем дело. Что смогло довести бедного юного короля до такого состояния? И когда он начал свой рассказ, казалось бы, весьма ожидаемый, то мне показалось, что лев просто напросто не был к такому готов и его сломало это. Он жил в изгнании полтора года, прячась и страдая, цепляясь за любую протянутую ему веточку. Я вздохнул: Симба, тебя обманули не окружающие. Ты обманул себя сам.

Я не стал этого произносить вслух, догадываясь о том, что после сей фразы король-изгнанник попросит меня удалиться (причем такой исход событий будет в лучшем случае и дай Айхею – самым вежливым). Я скосил глаза в сторону Налы: кажется, моя дочь была не шокирована, но довольно обескуражена тем, что она увидела. А на что ты надеялась? Увидеть своего друга сильным самцом с огромной армией за спиной? Я не винил Симбу, конечно, в том, что он не смог найти себе воинов, но винил его в том, что он ничего толком не предпринимал за это время; винил в том, что он не помог моей девочке.

План был прост: собрать все силы и убить Скара. Иша кровожадно блеснула глазами, зыркнув сначала на Симбу, а потом на меня. Я цыкнул на нее и нахмурился. Глупая девочка, которая не понимает, что просто так убить Скара будет сложно. Он не один, в его поддержке часть прайда и гиены, так что прежде, чем попасть к узурпатору, сначала нужно перегрызть глотки его телохранителям. Я знаю, Иша, что ты хочешь это сделать, но я тебе не дам – это не твоя война и ты последняя, кто рискует в ней пострадать.

Мои мысли по поводу того, что до действующего короля не так просто будет добраться, озвучил Чумви. Он же добавил, что помимо Скара в королевстве есть масса других проблем, которые тоже необходимо решать. В разговор вступила и Иша, задав вопрос сразу после нашего общего друга. Странно, что я не обратил внимание на эту некую Нейлин и обещанных ей воинов, потому что эта новость выглядела еще сомнительнее другой. Я облизнул пересохшие губы, тряхнул головой: Муфаса, твоему сыну нужен хороший подзатыльник, но вот только жаль, что кроме тебя ему его дать больше никто не сможет.

Ответы рыжегривого самца были в данном случае предсказуемы: с королевством разберемся потом, потому что главное – избавиться от действующей, так сказать, власти; условия никто не обговорил, но они не важны, потому что главное – вернуть трон.

Если у Скара было в планах сломать этого молодого самца, то черногривого льва можно смело поздравить с успешным завершением поставленной задачи. Этот бедный львенок ничего не видел перед собой, кроме слепой мести. У меня закралась только одна мысль: отговорить дочь от этой затеи и оставить бедного самца ютиться в оазисе дальше, потому что проблем от него будет больше, чем проку. Кажется, что его слова заставили возмутиться всех, но вот только снова заговорил леопард, собственно, после невинных слов которого и полились гневные тирады от Симбы.

Так вот: этот самый молодой самец пятнистых представителей кошачьих не разделял план рыжегривого. Он объяснил, что пожелал бы уйти на поиски своих собратьев с той надеждой, что соберет достаточное число оных для помощи Симбе и его королевству. Как вы, наверно, уже догадались, королю-изгнаннику такая мысль не пришлась по душе. Меня очень удивил тот факт, что с просьбой о доверии ему леопард поспешил ретироваться, видимо, смекая о том, с кем связался. Я, во всяком случае из общения этих двоих, понял лишь то, что знакомы они очень и очень недавно.

Рыжегривый ничего не сказал в свою очередь. Он, явно пытаясь остудить свой пыл и переварить только что произошедший поступок своего единственного оставшегося союзника, прорычал что-то и… сбежал. Эти прелестные ребята, сочный кабан и вкусный сурикат, вроде как хотели пойти за ним, но лев явно дал понять зверькам, что этого лучше не делать. Мы снова остались без лидера.

А у меня даже не нашлось слов, чтобы прокомментировать это. Я не считал себя мудрым и не славился выдающимися чертами полководца, стратега или воина. Но даже сейчас я понимал, что ситуация, к которой мы пришли, была крайне абсурдна.

- Я думаю, что нам нужно отдохнуть, - мягко начал я после короткого молчания, - после сна и мысли будут свежее. Ваш несчастный король никуда сейчас не денется. Дадим ему немного времени.

Я взглянул на Налу и вздохнул.

Отредактировано Керу (31 Мар 2018 22:36:20)

+4

14

Король-изгнанник закончил свой рассказ даже несмотря на то, что реакция многих окружающих сейчас его львов заставляла мышцы на его морде вздрагивать и напрягаться. Один не так посмотрел, другой – не так сказал, но стоило терпеливо объяснять все своим друзьям. Особенно сложно было не обращать внимание на Чумви, который и без того славился своим нетерпением и довольно вызывающим поведением, так или иначе провоцирующим Симбу. Пожалуй, самца сдерживало только две вещи: первая – пророчество жука, которого вызывала шаманка, а второе – вновь вспыхнувшие воспоминания из беззаботного детства, смешивающиеся с последней дракой и Налой, попавшей под удар. Симба не хотел, чтобы это повторилось снова, поэтому лишь держал свои эмоции при себе настолько долго, насколько только мог.

- Да знаю я! – рыкнул лев после замечания Чумви, - знаю или, по-крайней мере, догадываюсь о том, что королевство нужно поднимать. Но как ты прикажешь мне это сделать, не освободив его от гнета Скара? Пока я не обмажу его кровью свои земли, пока не отомщу за отца, за себя и за своего брата, то и смысла восстанавливать Земли Гордости нет. И не спорь: чтобы родилось новое – нужно умертвить старое.

Симба подождал немного, а потом продолжил снова объясняться, попутно отвечая на вопрос и новоприбывшей самке.

- «пара-тройка» львов – это одиночки, которые по тем или иным причинам согласились помочь мне. В них я уверен, потому что они поддерживают со мной связь, присылая мне птиц. Сейчас каждый из них занимается своими делами, но не забывает при этом и обо мне. Думаю, что от них будет польза больше, чем от тех, кого я встречал до них.

Симба замолчал на пару секунд, будто бы задумавшись. Он мялся, потому что цена вопроса была до сих пор не решена.

- Это еще не обговаривалось, - заявил король-изгнанник, наконец, - но не думаю, что они попросят что-то слишком уж дорогое мне. Терять мне все равно нечего. Главное вернуть трон, а без сильной армии мы не сможем это сделать как бы не старались.

Лев уже не думал о матери, не думал о своих друзьях, когда произносил эту фразу. Он мечтал о сильной армии, о том, как Скар будет трястись при виде его персоны, о том, как он будет напоминать брату Муфасы о всей боли, которую пережил. Его друзья никогда его не поймут, потому что на них не лежит этот груз ответственности, потому что их не предавал некогда родной, пусть и местами довольно угрюмый и пугающий, дядя.

Симба, наверно, прекрасно понимал, что после его слов на него обрушиться шквал недовольства, возмущений или хотя бы возражений, поэтому все сказанное ему в ответ он встретил с абсолютно невозмутимой мордой. Они хотели освободить королевство от Скара, так он сделает это для них, что еще им нужно? Восстанавливать Земли Гордости сейчас не входило в его планы, потому что лев упорно не видел в этом острую необходимость. Были вещи, надо сказать, и поважнее.   

Но в разговор вновь вмешался Джуа. Рыжегривый внимательно взглянул на юного леопарда, который, в отличии от Нейлин, не ушел от него едва ли только они успели познакомиться. Симба надеялся на этого кота и надеялся, что сделает из него шпиона: леопард – это не лев, поэтому его едва ли кто заподозрит в сотрудничестве с королем-изгнанником. Он может быть обычным путешественником, забредающим на различные чужие земли. Он может быть леопардом, ищущим новый дом по каким-либо своим личным соображениям и причинам. Его вряд ли кто-то прогонит, поэтому от него в данной роли будет много пользы. Но Джуа не разделял мысли Симбы. Кот изъявил желание отправиться на поиски других леопардов, которые могли бы быть полезны для рыжегривого. Симба, мягко говоря, опешил.

- И ты туда же, да? Я категорически против. Если ты хочешь мне помочь, то у тебя будет дело гораздо полезнее этого.

Но Джуа был непреклонен, что дичайше раздражало и злило Симбу. Какой же он король, когда звери, согласившиеся ему подчиняться, не слушаются его? Как он будет стоять во главе армии, как он будет свергать Скара, когда не может даже переубедить леопарда в том, что он не прав в данном случае?

- Если ты передумал помогать мне, то скажи лучше это прямо, - но леопард вместо ответа повторил то, что сказал с самого начала, а затем развернулся спиной ко льву и скрылся в кустах. Пару секунд лев, ощерившись, не понимая что происходит, стоял и смотрел вслед ушедшему коту, а затем повернулся к своим друзьям. Он хотел было что-то сказать, но не смог. Симба чувствовал, как силы внезапно покидают его, как лапы не держат тело. Все, что он пытался создать, рушилось на его же глазах. У него ничего не получалось, все было напрасным, а потому он желал с неистовой яростью встретиться с той львицей, о которой говорила шаманка. Он готов был, казалось, отдать ей что угодно, но лишь бы увидеть огромную армию кровожадных монстров, которые будут в его распоряжении, которые будут слушаться только его приказов и команд и никогда не отступят назад.
Он надеялся на Абаддон.

Симба ничего не сказал львам, которые ждали его ответа. Он тяжело поднялся со своего места и отправился вглубь укромного логова. Ему нужно придумать как связаться с этой самкой.

- Эй, Симба, мы с тобой, - тихо сказал Тимон, не желая оставаться с голодными хищниками один на один, но лев обернулся, и его карие глаза, пылающие болью и злостью, заставили суриката остаться стоять на месте, словно его приковали к земле.

------→>>Сросшиеся корни

Отредактировано Simba (1 Апр 2018 08:58:57)

+3

15

- Пока я не обмажу его кровью свои земли, пока не отомщу за отца, за себя и за своего брата, то и смысла восстанавливать Земли Гордости нет. 


От этих слов шерсть у Налы на загривке зашевелилась сама собой. Львица уже и сама сидела, как заведенная, отбросив всю расслабленность прошедшего… часа? Она точно не знала сколько времени успело пройти с их заветной встречи. По ощущениям, будто минуты, по словам Симбы - будто года. Да, их встреча была напряженная, но сейчас перед ней был, словно совершенно другой лев. Или, быть может, это Нала вдруг прозрела?

Она не понимала, как Симба мог говорить такое и не слышать что же он говорит на самом деле: “мне плевать на королевство, мне плевать на вас, ваши семьи и даже свою еще живую мать. Мне нужна только кровь.” 

И это пугало больше всего на свете. Потому что Нала прекрасно видела к чему привело подобное отношение Скара к правлению, к законам, к окружающим. К чему привели его личные амбиции, которые узурпатор ставил вперед даже банального здравого смысла. 

Хотелось оттягать Симбу за ухо и крикнуть: “ты вообще понимаешь, что несешь?!”

Но львица молчала. Напряженно сидела и с прищуром наблюдала за действием принца-изгнанника, наматывая каждое его слово на ус.

Честно? Ее мало интересовали львы-одиночки, которые по тем или иным причинам обещали или не обещали оказать помощь законному наследнику. Ее интересовали мотивы и что те попросят в обмен на помощь. Нала никогда не поверит в то, что какие-то абсолютно левые львы львы просто так пойдут рисковать своими шкурами за какое-то непонятное им королевство и его короля. То, что Симба не удосужился даже обсудить с ними четкие рамки - вы делаете то-то, я даю вам то-то, - лишь сильнее убеждало ее в том, что дела плохи, и Симбе плевать на королевство и его жителей. Но даже эти вопросы маячили лишь на заднем плане сознания. Потому что любая их помощь не принесет какой-либо пользы без истинного короля. А Симба, каким она его видит сейчас, совершенно не похож на такового.

Истинный король не льет кровь без нужды и заботится прежде всего о своих подданных. Он не идет на поводу у своих эмоций и хотелок, следуя гласу разума и необходимости. И он не живет отчаянно цепляясь за когда-то прекрасное прошлое, а смотрит в будущее, самостоятельно его освещая.

Таким был Муфаса. О, Нала не настолько наивна, чтобы думать, будто великий король никогда не проливал кровь, конечно нет. Но он никогда не делал это без абсолютной необходимости, а любая ее капля была направлена на защиту прайда. Семьи. Ведь для короля весь прайд - семья, а семья - основа любого прайда.

Нале жуть как хотелось высказать все это и еще пару ласковых Симбе прямо в морду. Прямо здесь и сейчас. Но что-то ее сдерживало. Ощущение, что сейчас не время и не место, что в таком состояние и в таком составе, - а Нала была уверена, что как минимум Чумви разделяет ее мысли, он сам их озвучил, - Симба ее не услышит, лишь уйдет в защитную, решит, что они на него нападают или что-нибудь похуже. Например, что они шпионы Скара. Было абсурдно даже думать такое, но львица должна признать: она не знает этого рыжегривого льва, что стоит перед ней, и она не представляет, что творится за этим толстым лбом и красными глазами.

Но она надеется, что где-то там еще живет ее Симба. С теплым взглядом, веселыми проделками и жгучим желанием походить на отца. И Нала сделает все, чтобы до него достучаться.

Ее мысли прервал леопард, который решил воспользоваться моментом и предложить свою идею - отправиться на поиски его сородичей, которые, быть может, согласятся им помочь. Как и с прошлыми “союзниками”, о которых говорил Симба, Налу крайне интересовало что же потребуют пятнистые кошки за свою помощь. Но задавать этот вопрос Джуа, конечно было бы бесполезно. Каждый решает такие вещи сам за себя. Сама идея ничуть не хуже или лучше всех остальных, поэтому резкие возражения Симбы ее удивили. Не этого ли ты добивался все это время, в конце концов? Его следующая реплика объяснила мотивы изгнанника. Тот просто параноил и не доверял своему новому союзнику. Поэтому настойчивость леопарда, уже ожидаемо, рассердила льва. До такой степени, что самец ушел, чуть ли не нарычав на своих друзей.

Когда лев скрылся из виду Нала зашипела, словно выпуская весь скопившийся в ней пар. Хвост, до этого лишь сдержанно дергавшийся, заметался, хлыстом ударяя львицу по бокам.

- Я ожидала чего угодно, - тихо прошипела Нала, все еще смотря в след ушедшему изгнаннику, - но не этого. Его интересует только месть, а на королевство ему плевать. На собственную мать. Он сам это сказал: “мне нечего терять!”



Ее возмущению не было предела. Она перевела взгляд на остолбеневших Тимона с Пумбой. Сердце сжалось от обиды. За Чума, за Сараби, даже за этих двух совершенно незнакомых ей ребят, которые, это было видно, всем сердцем хотели помочь Симбе. Поддержать его. И которых он так резко отверг. И за себя. И на себя. Потому что не предвидела. Не догадалась. И потому, что ничего не может сделать. Пока, по крайней мере.

- Сам не понимает что творит, что несет и кому делает больно.



Потому что, да, Нале было больно видеть его таким. Всем, кто знал его до всего произошедшего, должно быть, было больно.

- Я должна поговорить с ним, - решительно заявила она и уже привстала, чтобы пойти следом, но ее остановили слова Керу. Самец можно сказать впервые за все время подал голос и говорил очень правильные вещи. Им всем надо бы передохнуть с дороги. Остыть, подумать, отдохнуть. Уставшая голова работает куда хуже свежей. Нала с силой выдохнула через нос, словно разъяренный бык, но улеглась назад.


- Ты прав, - сказала она, посмотрев на Керу. - Надо поспать. 



Львица посмотрела на остатки уже слегка подъеденой антилопки, которую поймала Иша, но поняла, что этот разговор отбил у нее всякое желание есть. Перекусит после, если еще что-нибудь останется.

Бегло осмотрев поляну на предмет более удобного места для сна, львица молча переместилась ближе к гигантским корням и улеглась, уложив голову на лапы. Несмотря на то, насколько она сама была взвинчена всем произошедшим, сон быстро принял ее в свои объятия.

Персонаж спит

+2

16

Ладно, будем честны - из всех собравшихся Чумви, пожалуй, спокойнее всего отнесся к намерению Симбы ухлопать Скара при первой возможности. Он бы чувствовал то же самое, будь он во шкуре друга. Но во имя слоновьих костей, их великий король, ради которого они прошлепали по пустыне несколько недель, умирали от жажды и голода, ради которого бросили свои семьи, рискнули фактически бросить вызов Скару и изнемогали от тревоги по родным (Чумви не знал, как Нала, но сам испереживался за Кулу, тем более, что ранее Скар неоднозначно намекал, что отыграется на бурой львице, если что пойдет не так, и Чумви будет в этом замешан) думает хоть о чем-то еще!

Серьезно, с каждой минутой Чумви снова хотелось влепить Симбе смачный подзатыльник, но он себя сдерживал. Дело просто кончится дракой. А каждая жилка в нем вопила - да не только о Скаре думать надо! Судя по мордам спутников, они считали так же. Нала так вообще была ошарашена поведением старого друга, с которым они вместе играли в детстве.

- Если ты всю Скалу сверху донизу обмажешь кровью Скара и украсишь верхушку его кишками, да еще заставишь Рафики шаманить над этим с утра до ночи, стада это не вернет, и твои подданные будут голодать. Ты обязан подумать, как заставить их вернуться - процедил Чумви, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. Вообще спокойно, даже разумно. - И насчет одиночек. Они совсем не обмолвились, что хотят за помощь?

Бурый хмуро уставился в землю, чтобы Симба не увидел злых огоньков в его глазах. То, ради чего они пришли в оазис - будущее земель, а не наемник для Скара. Тот, ради которого он предал Скара, рискуя шкурой Налы - тот ли это лев?

Нечего терять?! Чумви не выдержал и с тихим горловым рыком поднялся. Нечего терять?!

- ТАМ ТВОЯ МАТЬ, - спокойно не получилось, все равно рявкнул на всю поляну. Нечего терять?! Ах ты мелкий, придурошный, никчемный.... - ЕЕ МАТЬ. И КУЧА ДРУГИХ МАТЕРЕЙ, ОТЦОВ, ЛЬВЯТ И ПРОЧИХ. - он ткнул лапой в Налу, все еще стараясь понизить голос и не закончить все дракой. Благо, Чумви еще себя контролировал и не шагнул угрожающе к Симбе, не поднял лапу с когтями, не зарычал во весь голос, откровенно бросая вызов. Он просто.... очень громко сказал. Правда при виде равнодушной, выражающей крайнюю степень хладнокровия морды Симбы очень хотелось-таки врезать.

Дело в том, что Чумви очень хорошо его понимал. Месть, желание убить того, кто пытался убить тебя самого и узурпировал трон. Но черт возьми, Симба, почему ты плюешь с баобаба на всех остальных? Чумви до сих пор помнил морду Сараби, когда та узнала, что ее сыновья мертвы. Может.... может ее Симба и вправду умер. И Рико ушел не без причины. Раздался голос леопарда, предлагающего помощь - Чумви зыркнул на него, но вмешиваться не стал. Симба снова ударился из одной крайности в другую - то ему союзников подавай из первых встречных львов, то он не верит никому. Кстати, зачем леопардам помогать львам? Что они с этого возьмут? Разговор не сложился - Симба рыкнул на леопарда, затем, ни на кого более не обращая внимания, тяжелым шагом отправился прочь.

Чумви перевел взгляд на Налу - она тоже была разочарована и зла.

- Если бы нам просто нужно было убить Скара, да я бы сам это сделал, - проворчал он, прохаживаясь вдоль поляны туда-сюда. - Не ведает он. Ему что, камнем по башке попало? Плевать ему просто, не видишь. Он нас как мясо видит  - поведет в бой и с гиканьем поскачет на Скаре. И все. А мы расчищай ему путь через гиен, - он остановился перед Керу и Ишей и слегка отвел уши назад - вероятно, их новые друзья больше всего на свете сейчас желали оказаться как можно дальше отсюда.

- Это не то, чего мы ожидали сами, - почти извиняющимся тоном вздохнул Чумви. - Он не был таким.... Нала, слушай, хочешь, я врежу ему ОЧЕНЬ СИЛЬНО? - но львица заявила, что сама с ним поговорит. Чумви опустился на землю.

- Ладно, врежь сама, - покорно согласился он. - Может, вобьешь ума в голову.

Глупо было ожидать второго Муфасу. И тяжело бороться с этим гнетущим разочарованием, перемешанным с тем мерзким ощущением, что тебе-то разочаровываться права нет, ты сам в какой-то мере создал этого Симбу.

- Хорошо. Давай спать, - снова согласился Чумви, глядя куда-то в заросли. Виноват же. Как исправить? Что он может сделать? Но, пожалуй, Керу прав, свежая голова куда лучше усталой, а сегодня впервые за долгое время они будут спать в прохладной тени деревьев. Может, к утру решение придет быстрее. Чумви тяжело побрел обратно к своим - за время путешествия он уже привык спать вместе, а потому привалился неподалеку от Иши, но так, чтобы на него падала тень от кустов.

Заснул почти сразу - и так же проснулся. Будто и не спал. Путешествие и разговор с Симбой вымотали его больше, чем он думал. Чумви сонно приоткрыл глаз, прислушиваясь к пению птиц - в пустыне их не слышно, так что лев отвык от щебетания, но, надо признать, пробуждение в оазисе оказалось куда приятнее, чем среди песков. Зевнув во все широченные клыки, сладко и с чувством, он огляделся - оазис был тих и прохладен, ни один листочек не шевелился, пахло свежей зеленью. Ух, отличная погода! Но она омрачалась тем, что утром снова встала необходимость разобраться с Симбой. Прям стеной. Аккуратно поднявшись, чтобы никого не разбудить, Чумви с удивительным для своего веса проворством почти бесшумно прошагал к середине поляны, не забывая еще раз смачно, до хруста костей потянуться. Взгляд его упал на недоеденную антилопу, но начинать первым он не стал.

Только задумчиво глянул в ту сторону, куда ушел Симба. Потом на Налу, Керу, Ишу.... Наверное, если он пойдет сам, то просто ввяжется в драку. У Налы больше шансов нормально вразумить их друга. Если только он все еще им друг. Исследовать оазис? Можно еще половить добычи, ртов же много, отвлечься, пока Нала занимается его величеством. В любом случае, уходить никого не предупредив не стоит. Чумви сел неподалеку от друзей, вслушиваясь в звуки пробуждающегося оазиса, помимо воли наслаждаясь тишиной и спокойствием.

Еще он вполне ожидал - с грустью и сожалением, что Керу и Иша объявят, что немедленно уходят. Симба не доверял им, да и явно не хотел. Зачем им оставаться?

+5

17

Мда, а ситуация постепенно перестала радовать Ишу. Она, конечно, потешила свою кровожадную душеньку подробным представлением о том, как чуть ли не собственными лапами расправится со Скаром, — но даже она понимала. что это всего лишь мечты, имеющие мало общего с реальностью. В жизни все грозило оказаться куда сложнее. Настолько сложнее, что справиться бы...

Но львица даже представить себе не могла, каким на самом деле окажется Симба. Она видела его впервые в жизни, и, надо сказать, что встреча ее разочаровала. Чем больше лев говорил, тем больше самка убеждалась в том, что он... как бы так помягче... не особо умный? Совершенно недальновидный? Слишком наивный? Легковерный? Неудивительно, что его обманывали раз за разом — и при этом он даже не потрудился узнать, что именно стребуют с него за помощь в завоевании трона. А ну как кусок королевства стребуют, и не какой-то, а самый жирный? Сама бурая при случае именно так бы и поступила; хорошая земля на дороге не валяется, ну а тот факт, что на ней сейчас лишь жирная грязь и полчища гиен — так это поправимо.

Правда, оставался еще вопрос, почему же в таком случае помощники не занялись всем этим самостоятельно. Симба-то не особо нужен, чтобы завоевать трон, вот только львицы, пожалуй, охотнее пойдут за чудесным образом избежавшим смерти наследником престола, чем за каким-то мутным чужаком. По крайней мере, — Иша невольно вспомнила Сарафину, эту зашуганную мымру, — именно такое представление сложилось у львицы о жителях тех земель.

— Как! — только и успела выдохнуть она в ответ на заверения Симбы о том, что ему-де терять нечего.
Продолжить не дали — без нее продолжатели нашлись. Иша не смогла не показать изумления, но все же, поймав взгляд Керу, благоразумно предпочла не вмешиваться, тем более, что и Чум, и Нала знали Симбу с детства, кому, как не им, с этим разбираться. Но того ли Симбу они знали, вот вопрос...

Но нет, какой жук! Терять ему нечего, видите ли. Они половину пустыни отмахали, в прайде у него осталась мать, да и другой родни наверняка полно, земли в упадке, "нечего", понимаете ли. Услышь такое Мисава, наверно, пару затрещин бы отвесила. Бурая с нежностью вспомнила о последней встрече с матерью, едва не расплывшись в мечтательной улыбке. Хорошо знать, что твоя семья в безопасности и в полном порядке, сытая, довольная жизнью, да еще и с новыми детишками.

Громкий голос Чумви, вслух высказавшего все то, что терзало всю дружную четверку, выдернул Ишу из мечтаний. В недоумении она проводила взглядом задницу уходящего будущего короля. Мда, с таким особо каши не сваришь — вздорный, упрямый. В чем-то, наверно, можно его понять; но Иша понимать не особо-то хотела. Хочешь трон — так хотя бы потрудись повежливее обращаться с теми, кто пришел тебе помочь.

Ну ладно, хотя бы не рычи на них так уж откровенно.

Старания львицы пропали даром. После напряженного разговора о еде даже никто не вспомнил, да и сама Иша, кажется, напрочь растеряла аппетит, разделяя вполне праведное возмущение Налы.
— Нужно отдохнуть, — деликатно напомнил Керу.
Бурая скосила глаз на отца, но спорить не стала, уныло свесила усы и побрела устраиваться поблизости от него. У нее, в отличие от Чумви и Налы, даже права врезать королю не было — а так хотелось!

Отредактировано Иша (2 Апр 2018 22:35:44)

+2

18

Тот факт, что Нала изъявит желание отправиться следом за Симбой и попробовать поговорить с ним, меня совсем не удивил. Одного только я был не в состоянии понять: почему львица так озабочена этим неудавшимся королем? Я уже много подробностей из жизни дочери успел разузнать во время нашего совместного путешествия; они были непросто друзьями, а лучшими друзьями, кроме того, вместе справлялись с самыми опасными ситуациями, разделяли беды и радости, но никогда не бросали друг друга в беде. Нала и Симба, причем ни одни, а, как я понял, с целой ватагой львов, вместе пережили (ага, слово-то какое) воцарение черногривого узурпатора на престол, но львица и тогда изо всех поддерживала неопытного короля и всячески направляла его.

Когда я спросил по какой причине ей нужен именно этот лев в качестве предводителя прайда, а не какой-то другой, самка ответила, что Симба не просто ее лучший друг, а прямой наследник престола, родной старший сын покойного короля. Этого мне, как единственному сыну и моего давно уже как мертвого отца, было достаточно в качестве аргументов. Но после того, что я увидел сейчас, мне было сложно представить этого дерзкого и нервного самца во главе целого прайда. Нала, я знаю, что ты умная львица, но неужели ты не видишь, что стало с твоим озорным и веселым, по твоим рассказам, львенком? Неужели ты не видишь, что Симба медленно становится вторым Скаром?

Почему же ты, доченька, так рьяно желаешь вернуть именно этого льва на земли твоего родного дома? Он не слушает тебя, не слушает своего шоколадного друга, не слушает никого вокруг себя - его не интересует твоя судьба и судьба его родных и близких. Почему же ты цепляешься именно за него, почему волнуешься? Тут в мою голову приходили только два варианта: либо Нала имеет очень доброе сердце, либо она испытывает любовь к этому самцу.

Я сморщился; нет, это не значит, что у львицы нет добрых помыслов, но тратить время на льва, от которого уже нет проку, она бы точно не стала. На кону была ее мать, были ее оставшиеся друзья в королевстве, поэтому, уговаривать с ума сходящего самца вряд ли бы у нее появилось желание. Но с другой стороны я никогда не замечал в дочери признаков высоких чувств к оному, потому что она всегда отзывалась о нем, как о лучшем друге. Нет, эту мысль я никак не мог допустить: львица просто была привязана к Симбе, потому что прожить бок о бок с другим существом полжизни - это очень и очень невероятно долгое время, которое делает две души фактически единым целым. Хотя кому бы рассуждать об этом, как мне - льву, который никогда не был привязан к определенному месту и не имел близких друзей.

Я лег рядом с обеими моими дочерьми, чувствуя уже их привычное тепло. Положив голову на лапы, я моментально уснул, наверное, потому что здоровье уже было совсем не то. Переход и общее волнение сильно меня утомили, причем настолько, что не хватило сил даже на еду, хотя буквально полчаса назад я облизывался и ронял слюни на землю, но сон был сейчас для меня важнее.


Честно сказать я не помнил, что мне снилось. Нет-нет, я помню, что был сон и длился он вполне себе долго, чтобы разобрать сюжет и даже помнить его сразу после пробуждения, но, как то бывает обычно, я позабыл все ровно после того момента, как мои мысли переключились на нечто другое.

Я приметил Чумви, который уже не спал. Лев тихо сидел поодаль от спящих друзей, вслушиваясь в умиротворяющие звуки оазиса. Если честно, то я даже жалел, что не остался здесь, когда был помоложе и случайно забрел сюда: здесь было очень здорово и даже, на первый взгляд, сравнительно безопасно.

- Чего не ешь, молодежь? - тихо шепнул я самцу, кивнув на одиноко лежащую антилопу. Я также аккуратно поднялся и, подойдя к антилопе, мягко "отщипнул" от нее небольшой кусочек. Я был прав, что сон лечит, по-крайней мере, мне стало не так отвратительно от минувшего недавно разговора. Стало даже легко, поэтому и аппетит проснулся.

Я проглотил свой кусок почти не жуя, чувствуя, что съел бы еще таких же кусков этак пять или шесть. Но антилопа была, мягко говоря, уже наполовину съедена, а еще нужно было подкрепиться Нале и Ише. Мы не стали будить бедных львиц, дав им время еще отдохнуть и набраться сил.

Когда проснулась Нала и засобиралась уходить, я тихо выдохнул и подошел к ней, но не для того, чтобы приободрить, а для того, чтобы напомнить о всей серьезности и, мало ли, осторожности перед предстоящим разговоре.

- Мне кажется, что Симба чем-то напоминает своего дядю, но никак не отца, - я нахмурился и посмотрел Нале в глаза, - я от него сейчас могу ожидать все, что угодно. Пожалуйста, будь с ним поаккуратней.

Мне жаль, что я не доверял ему и жаль было признаваться в этом Нале. Но я не мог молчать, потому что переживал за нее. Когда львица ушла, а Иша проснулась, то я повернулся ко львам и решил предложить ребятам пройтись, чтобы освежить мысли, попить воды и, быть может, поймать еще что-то вкусное на всякий случай. В конце концов оазис было местом неизведанным и, кто знает, может нас удастся найти что-то полезное или вовремя обнаружить врага.

+2

19

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Дальнейший порядок отписи: Нала, Чумви, Иша, Керу

• Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
• Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

20

Если Нале что-то и снилось в ту ночь, - хотя скорее уж утро, заснули-то они, отнюдь не рано, - то она ничего не запомнила. Львица спала, словно убитая, вымотанная больше эмоционально нежели физически событиями прошедшего вечера и ночи. Однако проснулась, пожалуй, раньше всех, но не стала сразу же подрываться и куда-то бежать, сломя голову.

Она лежала какое-то время с полуприкрытыми глазами, уткнувшись мордой в корень дерева, прислушиваясь. Оазис казался таким обманчиво спокойным, тихим. Будто не где-то здесь, сейчас бродил охваченный пламенем ненависти лев. Нет, сейчас до нее доносилось лишь тихое сопение спящих под боком друзей и веселый щебет птиц. Нала решила воспользоваться моментом тишины и умиротворения и просто подумать. Спокойно и без отвлекающих факторов. Львица вновь и вновь прокручивала в голове вчерашний разговор. Старалась вспомнить действия и слова рыжегривого льва до малейших деталей, до интонаций. Постепенно у нее в голове стали формироваться идеи.

Нала и до этого догадывалась, что Симба может быть несколько настороже с ними, все-таки, его пытались убить и не какой-то незнакомый лев, а его близкий родственник при помощи одного из его лучших друзей. Такое, конечно же, оставило бы свой след на любом льве. Но она и в страшном сне не могла себе представить такое. Симба, в те секунды, когда рассуждал о смерти Скара, напоминал ей сам объект его ненависти. Эта жажда мести, наплевательское отношение к королевству и его жителям. Он словно забыл, что они - его семья. Забыл для кого, прежде всего, всегда старался Муфаса и должен стараться сам Симба. Или же он решил отбросить эти связи, разорвать их, притвориться, что они чужие? Быть может это такой защитный механизм, который подсознательно включился у льва, боящегося предательства со стороны близких?

Он провел здесь сколько? Почти два года? Только брат составлял ему компанию. Они были отрезаны от мира, одинокие и напуганные. Они искали помощи и не получали ее нигде, кроме как друг от друга. А потом произошло что-то: то ли они поссорились, то ли что, и Рико ушел. Как давно это произошло? Как давно Симба остался совсем один, сжираемый ненавистью, страхом, горечью и сожалениями? Не удивительно, что он дошел до такого состояния.

Хотя важно ли это: почему именно он стал таким? Какие бы ни были у него причины, нельзя  это игнорировать. Даже самая благородная причина не меняет сути действия. Это касалось всех: ее самой, Скара, Симбы, Муфасы, абсолютно всех. Факт того, что ее роковой удар в драке с Зирой был для самозащиты не умаляет ее ответственности за смерть невинных детенышей, которая всегда будет висеть у львицы на душе.

Нала не знала истории Скара и, давайте честно, не сильно ею интересовалась. Она знала, однако, что никто не рождается с готовностью убивать своих близких. Но что бы не произошло с темным львом, что вызвало бы в нем такую убийственное желание прийти к власти, что он готов был избавиться от собственной семьи - это не оправдывает его действий. Ничто не оправдывает таких поступков.

И Симбу это так же касается.

Нала надеялась, что еще не поздно помочь ему вспомнить, что еще далеко не все потеряно. Она обязана справиться.

Потому что Нала понятия не имеет, что они будут делать, если она провалится. Ведь дать Симбе взойти на престол в таком состояние она тоже не может. 

Первым из ее спутников из лап сновидений вырвался Чум. Нала совсем чуть-чуть повернула голову в его сторону, когда услышала, как тот встал и пошел к остаткам антилопы. В животе предательски заурчало. Точно, она же практически ничего так вчера и не съела.

Следующим зашуршал Керу и стало окончательно понятно, что дальше изображать спящую бесполезно. Все равно она не сможет нормально что-то обдумать под соблазнительные звуки рвущегося мяса. Да и нечего уже думать. Действовать надо. Ей надо найти Симбу, поговорить с ним, попытаться напомнить ему о всем хорошем что было и что ждет его дома. А если не получится, то заставить его посмотреть на свое отражение и понять во что же он превращается.

Нала сладко потянулась, слегка шкрябая когтями по торчащему корню гигантского дерева и встала тряхнув головой. Мичи, лежавший все это время прямо у нее под боком, недовольно фыркнул и свернулся в еще более тугой клубок, явно показывая, что не собирается никуда подрываться и вообще все эти львы какие-то ненормальные - так рано вставать при том, что так поздно легли спать.



- И вам утра доброго, - тихо сказала она, приветливо улыбаясь, и сама направилась к антилопе собираясь немного подкрепиться перед тяжелым разговором. Львица не стала церемониться, а просто вцепилась в первый попавшийся мясистый кусок туши и, придерживая лапой, оторвала его. Тратить кучу времени на цивильный завтрак она не могла. Разобраться со всей этой сложившейся ситуацией надо как можно скорее, поэтому Нала почти моментально проглотила свой кусок. Хотелось бы, конечно, поесть нормально, не давясь едой в спешке, но сейчас они не могли себе позволить этого. Тем более, что ни Чумви, ни Иша тоже до сих пор ничего не ели, а туша медленно, но верно уменьшалась. Нала вздохнула.

- Я пойду найду Симбу. Попробую поговорить с ним, - так же тихо сказала она, поворачиваясь к самцам. - Осмотритесь тут пока. Может, найдете еще что-нибудь съестное, - она кивнула в сторону остатков туши. - Боюсь, этой антилопы нам всем не хватит, чтобы нормально поесть.

Нала уже направилась в ту сторону, куда несколько часов назад ушел Симба, но ее остановила возникшая рядом с ней взволнованная морда Керу. Сказанное им заставило Налу грустно вздохнуть. Дела совсем плохи, если даже Керу, который, откровенно говоря, был не самым близким знакомым королевской семьи заметил схожесть.

- Знаю, - тихо ответила ему Нала. “И поэтому тем более не могу его сейчас бросить,” закончила она про себя.

Львица отвернулась и уверенным шагом отправилась на поиски Симбы. Как в прямом, так и переносном смысле.

---→ Сросшиеся корни

Отредактировано Нала (6 Апр 2018 09:34:26)

+2

21

Сзади послышался шорох - обернувшись, Чумви увидел подходящего к антилопе Керу. Коротко кивнув в знак приветствия и не желая нарушать сладкого спокойствия, лев неопределенно подернул плечами. Легко понять, почему ему не спится. Из головы проклятущий Симба не лезет, прямо вцепился когтями и не отпускает. И такое же проклятое чувство вины снова в груди угнездилось, а Чумви ведь считал, что избавился от него - хотя бы отчасти.

Пожалуй, по-настоящему он избавиться от него тогда, когда выступит против Скара и своими когтями поможет отвоевать трон. Вернуть землям порядок и благоденствие. Чумви шевельнул ухом - вид жующего Керу невольно взбудоражил его аппетит, и без лишних слов он улегся напротив прилично обглоданной антилопы. Да, на такую ораву маловато, но делать нечего.... Стоп. Они не в саванне. Они в оазисе! Тут все буквально кишит дичью. Это в иссушенных землях прайда нужно потрудиться, чтобы достать мяса на ужин и беречь то, что есть, а здесь можно спокойно вонзить зубы в антилопу, не готовясь заранее к всего лишь полунаполненному желудку. Для Чумви, привыкшему к если не  полуголодной, то точно не сытой жизни подобный порядок вещей - когда можно пойти и еще наловить еды, причем без особых проблем, когда можно не волноваться о том, что останется на завтра - казался роскошью.

Не зря Симба казался дюжим молодцом, отъелся на таких харчах. Подобные мысли еще сильнее распаляли неприятный огонек, разгорающийся внутри каждый раз, когда он вспоминал слова их великого короля. Последняя надежда. Чумви с треском вгрызся в кость и оторвал шмат мяса. Вскоре проснулась Нала, и мнимое чувство спокойствия и умиротворение, охватившее его в этом райском месте, с таким же треском развалилось. Начался разговор о проблемах.

- Эй, полегче. Не так уж они похожи. У Скара нет никого, кто мог бы ему врезать, - проворчал Чумви, но ясно было, что это он не всерьез. Когтями уж точно делу не поможешь. - А так ты прав. Тебе, Нала, нужно быть поаккуратнее. - он глянул на подругу. Та пылала праведной решимостью и даже решила раздать пару указаний прежде, чем отправиться к Симбе. Чумви не удержался от легкого хмыка.

- Само собой, не хватит. Кстати, может, заставишь его королевскую тушу тоже пошевелить лапами ради нас, - отозвался он в ответ, не сводя с ее фигурки встревоженного взгляда. Кто знает, что взбредет Симбе в голову.... - И за охотой разговор ваш может легче пойти, - он усмехнулся, вспомнив их собственную охоту. Когда Нала скрылась из виду, Чумви огляделся в поисках троп, которые точно должны быть, если здесь живет здоровенный хищник вроде Симбы, да еще тот леопард Джуа. -Мы запросто здесь потеряться можем, - сказал он. - Ох, не нравится мне это. Она ушла к нему совсем одна, а он вчера вел себя как последний....

Но у самого Чумви не хватило бы слов, чтобы попытаться помочь Симбе. Из их компании только Нала и сам Чумви знали Симбу с детства, а вместе с тем только светленькая львица сейчас могла ему вставить мозги на место. Придется ждать. Или прокрасться следом и пошпионить, чтобы Симба не взорвался и не наделал глупостей, хотя кого он, Чумви, обманывает, его тушу сразу заметят....

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Укромное логово » Открытая поляна