Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Старые катакомбы » Светлый грот


Светлый грот

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sg.uploads.ru/lJ0gR.png

Довольно большая пещера, широкий вход в которую расположен у самого основания Неприступной стены. Внутри можно обнаружить огромное количество древних сталактитов и сталагмитов, сросшиеся местами в большие известковые колонны и пугающие своими размерами, а люминесценция в синих и голубых тонах разбавляет темноту грота и наполняет имеющуюся здесь воду небесным оттенком. Размеры грота позволяют свободно по нему передвигаться.


+1

2

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue


Внезапно пол и стены пещеры начинают дрожать, с них даже срываются небольшие камни и густо опадает пыль. Спустя минуту-полторы откуда-то снаружи доносится жуткий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно его интенсивность начинает понемногу стихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему доносятся снаружи, усиливаясь многоголосым эхом. Пыль потихоньку оседает.

0

3

< --- Водопад Хару

Шаг за шагом, Рена все глубже входила в большую прохладную пещеру, с каждой миной чувствуя ухудшение своего физического состояния. Сводило зубы, каменели лапы, живот подозрительно тянул и болел, огромное желанное лечь вот-прямо-сейчас не казалось таким уж плохим. Сердцем чувствовала, что лучше было бы ей остаться в пещере выше, не ходить на разговор с Шенем, но что сделано, то сделано. Она не была дурой и прекрасно понимала, что говорили все эти симптомы: дети молчали на протяжении всей беременности, а сейчас с силой пинали свою мать изнутри и требовали выпустить их сию секунду. Жаль, что сама мама была, кажется, не совсем к этому готова.

Зайдя так глубоко, как только можно было, львица медленно опускается толком не глядя куда, поджимая под грудь передние лапы и мысленно пытаясь себя успокоить. В общем-то, не так уж и плохо для родов - тихо, не жарко, воздух не тяжелый и, самое главное, безопасно. Тишина и безопасность были на первом месте для Рены, потому что несколько дней она будет отдыхать от родов и не сможет защитить даже себя, не говоря уже про малышей. Здесь она полностью зависела от мужа и полагалась на него. Рена давно решила, что будет рожать не в общей пещере, не хотела даже думать об этом, потому что, хоть их банда и была сплоченной, но сейчас появилось много новых морд, которых Ренита совсем не знала. Какова уверенность, что они не причинят вреда ее котятам? Или ей?..

Может быть львица и преувеличивала свои страхи, но сейчас ей это было более, чем простительно. Пульсирующая боль перешла в уверенные толчки, отдающие в низ живота, и Рена поняла, что начались схватки. Первые, крайне болезненные, от которых во рту собиралась горькая слюна и сводило судорогой между лопаток. Но сейчас как никогда нельзя было паниковать!

- Шень, только не уходи, - трусливо просит Рена, поднимая на супруга взгляд и морщась от новой волны боли в животе. Ее снова стал душить страх по поводу своего юного организма, что может пагубно сказаться на детях. - Вдруг что-то пойдет не так… Я не справлюсь одна.

+4

4

→ Уступ

Он давно так не волновался, давно не ощущал, как легкий тремор сводил лапы и те становились едва ли не деревянными, что очень осложняло передвижение, стоило лишь зайти в грот. Странно, что Шенью не наткнулся на него в самое своё первое появление на плато, ведь жил он тут на протяжении недели, излазил всё, а такой красоты не обнаружил. Или же все из-за лавины, черт знает этот древний камень, может именно в момент схода снега его так дернуло, что часть камня отвалилось от основания, создав уступ и открыв проход под само плато? Возможно. Никто точно не сможет сказать, но Шень был явно не против дополнительных территорий, где бы его племянники и дети могли играть и прятаться, случись что. Кстати, о детях.

- Ренита, - голос матерого едва заметно дрогнул, когда он увидел напряженные бока супруги и услышал её взволнованное дыхание и испуганный голос. Возможно, они поторопились и Рене надо было еще пару лет погулять в качестве жены, но не матери. - Чего ты так на меня смотришь, пугливая? Не уйду я никуда, хватит избивать хвостом камень и меня избивать тоже не стоит, - отодвинул блудный хвост и сделав круг вокруг жены, лег ей за спину, немного резко дыхнув на темный загривок.

Однажды он уже принимал роды у жены. Дагма рожала без лишнего шума, даже не рычала, но прожигала взглядом тогда еще куда более молодого Шенью, что своим поведением лишил их общих детей нормального дома и детства. Смерть одного из львят лишь подтвердило всё то, что глазами говорила львица. Да и сам Шень понимал, что надо было оставить Дагму при её отце, возможно даже оскорбить её, лишь бы Шаманы поняли, что дочери короля нет места рядом с изгнанником. Если бы он поступил так...

Дернув мордой, заставляя себя перестать думать о прошлом, матерый лизнул Рениту за левое ухо, стараясь приободрить, показывая, что точно никуда от неё не денется.

- Ты боялась, что они не толкаются. Наши дети решили просто не мучить твои ребра лишний раз, предпочтя просто сообщить о своей готовности появиться на свет. Не стоит бурчать хотя бы сейчас. Ты лучше дыши, будущая мама, дыши.

И ржот, зараза.

+4

5

Нельзя сказать, что страхи Рены были беспочвенны. Ей действительно было больно. Очень больно. Присутствие рядом мужа успокаивало морально, но ничуть не избавляло от боли, которая становилась с каждым промежутком времени все сильнее и сильнее, давая понять, что котята вот-вот готовы появиться на свет. Выпустив когти в землю, львица дышала прерывисто и громко, исходя дрожью при каждом вдохе. Она знала и понимала, что одно неловкое движение может навредить детям, поэтому постаралась лечь как можно удобней.

- Никогда не думала, что стану настолько молодой мамой, - глубоко вдохнув, легла на бок и поджала под себя левую переднюю лапу. Во рту вмиг стало сухо, хотелось пить, но до воды физически дойти было невозможно. Краем глаза взглянув на Шенью, захотела вдруг внезапно укусить его за нос и хорошенько подергать, чтоб не давился смехом, когда она тут от боли загибается! Вот уж правда типичный мужик: потыкал, а ей теперь страдать. - И вообще, это не смешно. Вот. Я в ближайшие несколько дней вряд ли встать смогу, так что тебе придется сидеть со мной, потому что ты сам знаешь, как я темноты боюсь. Что ты фыркаешь, большая бука? Я серьезно ведь…

Больше Рена не стала ничего говорить, сосредоточившись на схватках. Да кроме них больше ни на чем и не получалось сосредоточиться, если честно.

Через какое-то время Рена почувствовала новую волну боли. Теперь болел не только живот при каждой схватке, но и боль тянула куда-то вниз в области таза. Медленно выдохнув, поняла, что время пришло. Котята готовы родиться. Прикрыв глаза, сжала зубы. Стараясь дышать глубже и спокойней, при каждой новой схватке начинала тужиться. Сначала все было хорошо, как ей казалось, но вдруг резкая, парализующая боль пронзила живот, точно кто-то ударил ее туда когтями. Хапнув ртом воздух, Рена тихо проскулила, почувствовав выступившие слезы и резко дернулась вперед, уже почти подскакивая, но вовремя опомнилась и живо легла, пока не навредила себе и котенку. Громко рыча и вороша передними лапами землю, на каждом вдохе тужилась изо всех сил, игнорируя набухающие в уголках глаз слезы от боли. Плакать? О, нет, боль была ужасная, но Ренита знала ради чего и готова была терпеть.

Роды были долгими и крайне болезненными. Шерсть на задних лапах слиплась от крови и потуг, сама львица уже порядком вымоталась и устала, дыхание все чаще прерывалось, но она продолжала тужиться. Снова и снова, при каждой волне боли Рена тихо рычала и шмыгала носом, пока в конечном итоге громко гортанно не застонала, содрогаясь всем телом. Родился. Рвано выдохнув, медленно повернулась, пытаясь проморгаться и увидеть сквозь туман перед глазами своего котенка.

Маленький, мокрый и дрожащий от холода комок темного меха тихо попискивал, не понимая зачем и для чего его выпихнули из теплого и безопасного места. Тяжело дыша, Рена теплым языком принялась тщательно вылизывать котенка, внимательно осматривая, чтобы был здоровым и чтобы его жизни ничего не угрожало. Котенок дрыгал белыми, отцовскими усами и непереставая пищал, явно возмущался. Даже найдя сосок с молоком, все равно недовольно попискивал. Вот же весь в папочку, лишь бы поворчать. Рена даже решила посмеяться и сказать это вслух, но начались новые схватки. Менее болезненней, второй котенок родился быстрее и без осложнений. Один в один по окрасу со старшим братом, даже подпалины совпадали. Близнецы, копии друг друга. Младший тоже был вылизан теплым языком матери и нежно подпихнут к соску рядом с братом. Хрипя, братья стали жадно насасывать молоко, не забывая подпихивать друг друга лапами за место потеплее.

А Рена… А что Рена? Она была совершенно без сил, даже дышать трудно. Сглотнув вязкую слюну, еще раз прошлась языком по спинкам своих маленьких и только что родившихся сыновей, медленно ложась и опуская щеку на прохладную землю. Стало немного легче. Очень хотелось спать, но нельзя было, ведь дети должны поесть, а потом Рене нужно перетащить их между передних лап, чтобы согреть. Однако сейчас, пока они едят, можно немного отдохнуть.

- Два мальчика, Шень, - негромко и счастливо оповестила Ренита, сглатывая и не отрывая голову от земли. Она и правда была очень счастлива, пусть и очень сильно уставшая. Вся боль и слезы стоило этих комочков меха, что сейчас жались к материнскому животу в поисках молока и тепла.

+6

6

Начало игры

Не зная своего отца, сын был в него уже изначально. Хмурая зигота, не иначе, при формировании сразу дал понять второй зиготе, чтобы не рыпался и не посягал на личное пространство своего будущего сиблинга. Но и чтобы далеко в большом животе матери от него не уплывала, брат все же. Постепенно формируясь, становясь всё больше и больше похожим на львенка, этот хмурый плод уже и сам лишний раз не шевелился, а если и хотелось перевернуться внутри матери, то делал это особенно незаметно, стараясь ту лишний раз не тревожить. Сложно не любить ту, чьё волнение и любовь ощущаешь в пищей и прикосновениями сквозь шкуру и плоть.

Но когда формироваться дальше уже было некуда и места внутри катастрофически не хватало двум весьма крупным братьям, один из них решил найти выход из своего теплого дома, тыкаясь мордашкой во всё своё окружение. Куда только можно и нельзя тыкался и пинался. Пока тыканье не принесло свои плоды и сама мать не вытолкнула сына волной потуг на природное освещение светлого грота. Писк. Еще писк, словно бы говорящий, тут холодно, нашли где детей рожать, родители. И даже материнский язык не смог успокоить это новорожденное возмущение. Слизь снял, уже хорошо, а теплые и сильные лапы придвинули к молочному животу, один из сосков которого новорожденный львенок тут же захватил маленькой пастью. Но не прошло и пары десятков сытных чмоков, как правым боком мальчик ощутил родного брата. Едва заметно дернулся маленький хвостик львенка и тот снова занялся своим главный на данный момент делом - первым наружным завтраком, пускай и посреди поздней ночи.

+4

7

Начало игры.


Сказать, что жизнь львенка началась весело и непринужденно - это бессовестно солгать. Он жил, ел, развивался и рос в тепле и безопасности, изредка терпя пинки старшего брата, но и давая ему пинки в ответ. Но не часто и не всегда. Потому что маленький комок короткой шерстки ощущал на себе каждое волнение матери и старался почти не двигаться или двигаться медленно, чтобы не тревожить ее. Если бы он понимал, что как раз это маму тревожит очень сильно - полная тишина детей, - то котенок бы ей такие бои без правил в животе устроил, что мало не покажется.

Но, как бы там ни было, живот мамы остался позади. Точнее он не знал, не понимал где он и как сюда попал - в холод, множество незнакомых запахов и ощущений. Страшно? Конечно! А потому новорожденный стал громко пищать, требуя к себе внимания, чтобы объяснили зачем его насильно вытолкнули из теплоты и безопасности! Но ему этого объяснять никто, по видимому, не собирался, хотя это и не требовалось, ведь малыша вымыло что-то большое и теплое, родное и в то же время такое странное. Подсыхающая короткая шерсть стала раздражать, львенок снова разразился праведным писком, пока его не подтолкнули к чему-то еще более теплому и пушистому. А, главное, съедобно пахнущему!

Попискивая, котенок быстро нашел молочный сосок и намертво присосался к нему, изредка ворча на брата рядом, который слишком нагло разваливался во все стороны. Может, тут было не так уж и плохо, ведь кто-то большой и теплый греет и кормит. Заботится. Любит.

+4

8

Кажется, Шенью больше не захочет становиться отцом. И нет, не потому что ему противны роды или момент первого писка собственных детей. Просто осознание того, насколько стар он станет, когда его дети наберут максимум своих физических сил удручало матерого. Конечно, как и прочий родитель, кому не плевать на своих детей, Шенью хотел видеть, как те растут и крепнут. И не только свои дети, но и племянники, оставшиеся без отца, но с матерью. Вздохнув, матерый поглаживал супругу всё то время, что она рожала и ругалась себе под нос на собственного же мужа. Да, он сам понимал, насколько стала Ренита молодой матерью, особенно с её то страстью к приключениям на круп. У ребенка появились дети, забавно сознавать этот факт.

- Дыши, а не пищи, малышка, - настороженно сказал шаман, когда живот Рениты максимально раздулся снизу, а следом спазматически сжался, выдавливая на свет первого котенка.

Темный, мокрый, пищащий комок тут же потребовал к себе внимания, но мать ребенка была занята рождением. Шенью нахмурился, пытаясь понять, сколько же детей они с Реной заделать смогли. Не хотелось бы большое количество, учитывая молодость Рены и угрюмость самого Шеня. Потому что ошибки в воспитании доступны любому поколению родителей, а вот последствия аукаться будут потом долго. Осторожно, едва касаясь пальцами собственного, как оказалось, сына, Шень подкатил его к животу Рены и сам пару раз лизнул львенка по голове, убирая слизь с носа и ушей. Следом, подобное, уже и со вторым львенком повторила Ренита, пока шаман вновь укладывался ей за спину, становясь своеобразной опорой. Едва ли он мог умиляться сыновьям так, как умилялась и радовалась Рена. Потому что нутро шамана, что было спокойно к племянникам и едва откликалось на Нехемию буквально ожило, стоило только внимательнее приглянуться к сыновьям.

Осталось только дождаться, когда те откроют глаза, а пока шаман не стал делиться с Реной своими подозрениями, но уж больно потемнела морда Шенью в свете природного освещения грота. Он вздохнул и коснулся носом загривка жены, такой вымотанной и счастливой.

- Ты же не против, если на правах отца я дам имена нашим первенцам? - усмехнулся в усы матерый, переводя взгляд на два комка, сосущих молоко матери. - Орей, рожденный первым и Агрий, рожденный следом, можешь смеяться, но эти имена нашептали мне духи, а они в последнее время благосклонны к такому ленивому шаману, как я.

+4

9

Ренита дышала тяжело и рвано, облокотившись щекой на мягкую гриву супруга и почти утопая в ней. Бок львицы быстро приподнимался и так же быстро опускался, слегка влажная шоколадная шерсть поблескивала от неяркого света. Юная лекарша была истощена, все тело ныло, но прохладная земля успокаивала жар в теле. Все же, рожать в столь юном возрасте было не самой лучшей идеей, тем более если речь идет о таких крупных котятах от такого крупного папочки, да вот только кто же мог предугадать, что она забеременеет после первого секса. Да, Шень теперь ее до конца жизни троллить будет по этому поводу, а сам точно и не приделах, жопа косматая.

Но она была счастлива. Безумно счастлива, то и дело тяжело приподнимая голову и поглядывая на сыновей, которые уже тоже устали, насасывая сытное молоко, и засыпали на ходу, однако все равно не выпускали молочные соски изо ртов. Совсем еще маленькие, слабые и беззащитные, но уже такие упертые, что оставалось лишь усмехаться. Слегка потянувшись, нахмурилась от слипшееся от крови шерсти на задних лапах и хвосте, да и под ними на камнях; весьма неприятное чувство, хоть она и знала что будет много крови, ибо слишком юный организм вообще был в шоке от такого события и наверняка готов был настучать своей хозяйке по черепушке. Эх, встать в ближайшие сутки она точно не сможет.

Снизу вверх посмотрела на мужа, улыбаясь на его слова и инициативу. Очень хорошие имена и Ренита была рада, что Шенью решил сам дать их детям, ибо у самой львицы на этот счет было более, чем пусто. Да и не могла она в имена от слова совсем, если честно.

- Мне очень нравятся имена, Шень, - искренне ответила львица, осторожно приподнимая голову. Она не была уверена, как правильно брать котят, но те уже наелись и уснули, их нужно было переложить в лапы и согреть. Вздохнув, она осторожно прикусила зубами холку одного из близнецов, приподнимая и отрывая котенка от холодной земли, боясь сделать ему слишком больно. Но новорожденному, кажется, было абсолютно спокойно и безразлично, и уж тем более ничуть не больно, он лишь слабо лапками задними дрыгнул. Переложив его в лапы, точно так же поступила и со вторым сыном, после чего стала придирчиво их осматривать, вылизывая маленькие пушистые ушки и спинки. - Они такие маленькие. Я не думала, что мне будет настолько страшно, Шень. Вдруг я что-то не так сделаю?

Вздохнув, покрепче прижала к своей пушистой груди котят. Конечно на лице Шенью не было волнения, вечное спокойствие, ведь он уже был отцом, когда-то давно, когда Рена еще сама была такой же слепой гусеничкой. А вот львица стала матерью впервые, волновалась, нервничала, переживала. Это касалось не только ее способностей в обращении с новорожденными, но и в их будущем, как минимум - в цвете склеров. Будет черные или белые - пятьдесят на пятьдесят, но почему-то Ренита уже знала ответ на этот вопрос.

- Кхм. Шеня, - Рена прыснула, но тут же успокоилась, дабы не разбудить детей, - слушай, вот у нас два мальчика родились. Крепкие и красивые, твои наследники. Но знаешь, хе-хе, может через годик мы подумаем о дочке? Ну а что? Мне же нужна маленькая помощница!

Отредактировано Ренита (3 Янв 2018 14:56:05)

+2

10

Шенью и сам прибывал в какой-то легкой дреме, слушая дыхание жены, тихие писки детей и звуки снаружи. Кажется, ребята на уступе не очень хотели разговаривать друг с другом ил разом решили отоспаться под конец ночи, что тоже было возможно. Вздохнув, ощущая изменение тяжести, ведь Рена подняла голову, матерый открыл один глаз и вопросительно взглянув на пушистые уши. Да, в глаза жене сейчас было сложновато смотреть.

Улыбнувшись на одобрение имен с её стороны, шаман решил не делиться с супругой историей своей давно погибшей родни с подобными именами. Тоже два брата, носители темной крови, дружба с первого писка. Они были примером отношений в семье Шеня, но так и не стали примером для двух из трех сыновей Увэя и Нагайны. Но отставить прошлое, ведь в лапах Рены лежит то самое будущее, за которое при надобности и глотки разорвать можно. И не только глотки, если прижмет.

- Кхм. Шеня, - Шень усмехнулся на подобное обращение, только Рена столь ласково могла называть огромного бугая-мужа с вечной угрюмостью на морде, - слушай, вот у нас два мальчика родились. Крепкие и красивые, твои наследники. Но знаешь, хе-хе, может через годик мы подумаем о дочке? Ну а что? Мне же нужна маленькая помощница!

А жена то удивлять умеет, однако от словесных изысков Шенью отошел в сторону закатанных глаз и протяжного вздоха. Только родила, а уже снова огромным шаром по плато кататься хочет. Хотя, что взять с ребенка, пусть и с собственными детьми в придачу.

- Чем тебе сыновья не помощники? Они же еще даже глаз не открыли, вдруг там белые склеры и парни всякую загробную ересь видеть не будут, травками твоими увлекутся, будут твоих больных на спинах таскать, пока ты пучки для реанимации собираешь. Торопыга, если духи не будут ставить палки под лапы, мы еще поговорим на эту тему, а сейчас отдыхай.

Шень уже хотел уложит супругу спать, но тихое покашливание со стороны входа в грот мгновенно отвлекло его, шаман перевел взгляд на пришедшего Фенрира, довольно прохладно отнесясь ко всякого рода новостям.

- Что там? - спросил он сухо.

- Мазози в компании двух чужаков сидит у водопада, босс, они оба хотят стать частью нашей банды, - ответил волк, бросив на Рену взгляд "не виноватый я, такие обстоятельства".

- До утра эта парочка подождать не может?

- Тут скорее Мазози подождать не может, она уже боится потерять контроль над ситуацией, босс.

Шенью вздохнул и прижался носом к загривку жены. Конечно, ей не понравилась эта новость.

- Мне придется отойти, Ренита, не вздыхай ты так, я вернусь быстро, ты еще и умыться не успеешь. А Фенрира оставлю под подушку для сыновей, хорошо?

Волк поджал хвост и опустил уши. Подушкой он еще не был, ага. Да только не поспоришь же, тут самка родившая лежит. Опасно.

+3

11

Конечно Рена только шутила, но ворчания Шенью того стоили. Сейчас, после родов, о новом пополнении ей думать не хотелось от слова «совсем», и без того болело и ныло все тело, и не только тело, если рассудить. Даже есть не хотелось, а стоило бы, потому что ей двух котят кормить, а львица уже ощутила, что кушали они с жадностью и вполне нормально для новорожденных гусеничек. Дальше - больше, как говориться. Даже несмотря на это, хотелось оттянуть время возвращения в банду как можно дольше, ибо слишком уж много новых морд боявилась в банде и выносить на всеобщее обозрение своих маленьких детей как-то не хотелось.

К слову, о новых мордах относительно банды… Новость и правда Рените не понравилась. Черные брови сошлись на переносице, а уши слегка прижались к затылку, всем своим видом показывая, что самка ничуть не рада пришествию волка и готова матом отправить его вон из пещеры. В конце концов, она имеет право побыть с мужем наедине в такой особенный для них момент.

Но, в то же время, Рена понимала, что у них теперь банда и она не может эгоистично требовать супруга уделять внимание только себе одной. Даже несмотря на ее положение. Вздохнув, не имея никакого желания смотреть на волка, тыкнулась мордой мужу в гриву, обиженно морщась. Ей сейчас меньше всего хотелось оставаться одной, только что родила и была очень слаба и даже отчасти напугана, кто знает что там за новички и сколько потребуется времени, чтобы принять их.

- Хорошо, Шеня, я все понимаю, - не отрывая мордаху от его гривы, ответила Ренита. Котята в ее лапах сонно заворочались, точно тоже были недовольны внезапным уходом отца. - Только возвращайся скорей, пожалуйста. Я не хочу оставаться одна.

+2

12

- О, я не оставляю тебя одну, ты по прежнему можешь рассказать нашему Фенриру, почему не стоит отрывать меня от редкого отдыха, особенно, когда ты являешься тому причиной, - широко ухмыльнулся капский во все свои клыки, а следом, боднув жену в лоб, медленно поднялся на лапы.

Тело немного затекло, да и первая тень сна еще ложилась на разум матерого теплым покрывалом. Он и правда был бы не прочь вздремнуть часок-другой, но спать нормально и при этом знать про чужаков - так себе идея. Обойдя Рениту, Шенью склонился над детьми, такими маленькими и беззащитными, совсем крошками, но даже такие крошки еще успеют проявить себя в будущем с лучшей стороны. Матерый искренне верил в это, стоило лишь взглянуть на маленькие мордочки обоих сыновей.

- Зови Шону, если вдруг что понадобится, хорошо? Она ждала наших детей так, как своих не ждет, так что одна нянька у нас точно есть.

Пожелав Рените отдохнуть, а лучше попытаться поспать и набраться сил, матерый направился к выходу из грота, попутно останавливая свой взор на волке, что ждал его у выхода и был откровенно растерян всеми словами Шенью в его же сторону. Криво оскалившись, матерый поднял лапу и небрежно потрепал волка по голове.

-  Хватит уже думать, что ты тут мальчик на побегушках, будь ты им и тебя бы не прозвали мажордомом, так что расслабься и просто последи за Ренитой, я мало кому могу доверить столь важное дело.

И Шень направился прочь, цветом своей шкуры буквально пропадая в темноте ночи. Вдали еще отчетливо было видно зарево, едкий запах дыма в ветре щипал ноздри, иногда там даже проскальзывали нотки жареного мяса... Львиного мяса вперемешку с травоядными.

→ Водопад

+2

13

Ренита грустно проводила мужа уставшим взглядом, вздохнув и медленно выдохнув. Иногда, в определенные моменты своей жизни, она жалела о том, что Шенью является главарем быстро растущей банды. У них так мало остается времени, чтобы побыть наедине друг с другом, все время какие-то заботы и дела. Конечно же это было просто тоскливые мысли, не более того, Рена знала что Шень хочет как лучше и делает все в своих силах, чтобы каждый член банды ни в чем не нуждался. Но нуждалась Рена, по-детски ревнуя его к обязанностям. С другой стороны, она ведь и правда еще ребенок в какой-то степени… Как хорошая жена, должна поддерживать его во всем. Иногда, например как сейчас, это было очень непросто.

Нет. Нельзя раскисать. Не сегодня. Сегодня очень счастливый день, потому что на свет появились два маленьких, но уже таких сильных котенка. Рена прижила детей ближе к груди, тихо мурча им на махонькие пушистые ушки. Она и сама стала дремать, но под задними лапами крайне нервировала лужа крови, да и шерсть была не в лучшем состоянии. Хорошо было бы умыться, но оставить малышей без тепла на холодной земле… Подождите ка!

- Фенрир, - позвала Рена, подняв голову. Ну а что, он зря пришел, в самом-то деле? Пусть теперь Шеня заменяет, раз уволок его по делам. - Помоги мне, пожалуйста. Роды были тяжелыми и крайне обильными на кровь, я очень хочу вымыться… Погреешь близнецов? Не волнуйся, я постараюсь побыстрее.

Даже если бы волк хотел отказать, то просто не смог бы… Слишком уж у Рениты была грустная и уставшая мордашка. Передав спящих котят в лапы Ферира, Рена без промедлений стала вымываться, стараясь делать это как можно быстрее. Крови и правда было не мало, она даже сама удивилась, но другого ожидать банально глупо, учитывая ее возраст.

Едва закончив, львица дернула ухом на скрипение котят, которым, кажется, в лапах няньки не очень нравилось. Да и под попу задувает. Примостившись в другие место, где было посветлее и подальше от выхода, Ренита забрала котят из лап волка, усмехнувшись на его благовонный вздох. Агрий и Орей и правда недовольно ворчали, крутясь между лап матери, пока та не успокоила их своих теплым шершавым языком. Решив, что с волка хватит, Рена с улыбкой сказала, что дальше справиться сама и, наблюдая, как волк улепетывает к Шенью, положила голову на лапы так, чтобы котята оказались по обе стороны. Мелкие слепые мордахи тыкнулись в пушистые теплые щеки и затихли, а Ренита продолжала задумчиво мурчать себе под нос.

Офф

У Шеня спросила разрешение на описание действий его фамильяра, так что все пучком и ничего криминального хД

+4

14

→ Водопад

Словно бы и не уходила, да? Шенью прошел мимо всех, вновь кивнув прибывшим и исчез в глубине грота, попросив Шону не трогать пока Рену, как бы она того не хотела и как бы не зудились её лапы дать главной охотнице по жопе. Привычно прохладный грот, освещение на стенах и привкус воды на языке. Матерый прошел немного вперед и наклонив морду к источнику столь желанного привкуса, как следует напился. Капли воды свисали с его усов и он фыркнул, роняя их в воду.

- Что ты сделала с Фенриром, женщина? Он едва на лапах держался, когда меня нашел, - пусть тихо, но с издевкой спросил матерый, стоило только подойти к супруге. - Надо же, ты еще не попыталась их до лысин зализать от любви великой, а я уж боялся, что увижу лысые попы.

Боднув супругу в щеку, игнорируя её "бубубубу", матерый присел рядом и осторожно повернул лапой мордашку старшего сына к себе. Втянув когти, он слегка пощекотал его нос, отчего сын недовольно пискнул и попытался оттолкнуть от себя отцовскую лапу, упираясь в неё своими крошечными лапками.

- Моя дочь была чуть меньше, возможно сказывается и вес Дагмы, она была меньше тебя, - задумчиво протянул матерый, - а сын и вовсе казался совсем маленьким и хрупким. Дагма не позволяла мне к нему прикасаться, боялась, что сломаю его. Иногда мне кажется, что сына надо было убить сразу, а не мучить голодом всё то время, что Дагма тратила на прокорм более крупной дочери. Тогда он бы так долго не мучился.

Сам не понимая зачем вспоминая погибших, убрал лапу от мордашки сына, позволяя ему вновь уткнуться моськой в теплую мать.

- Я принял троих новеньких, львица и два льва, так что нам обоим с этого момента прибавится дел, - меняя тему на более рабочую, сказал Шенью, продолжая сидеть рядом с женой. - Если хочешь выйти подышать - топай, я посижу с ними. Ночь миновала.

+2

15

Рените даже удалось чуть-чуть задремать, но она внимательно слушала дыхание котят и изредка, с закрытыми глазами, поднимала голову и коротко касалась языком макушки одного из сыновей, нежно целуя. Те в ответ сонно попискивали, заставляя молодую счастливую мать улыбаться и снова укладывать голову, грея котят теплом своей шеи и лап. Не верилось, что она стала мамой. Такой молодой и неопытной, но уже горячо любящий своих детей и их отца.

К слову об отце… Шенью вскоре вернулся, принеся с собой в пещеру спокойствие. Рена услышала его сразу, подняла голову, вымученно улыбаясь. Хотелось верить, что на сегодня всякие принятия кончились и львы банды дадут им немного времени, чтобы побыть наедине друг с другом. Это было самое счастливое утро в жизни Рениты и она не хотела, чтобы кто-то или что-то его портил. Нет. Дети и муж - вот, что сейчас волновало львицу.

- Наших сыновей ты не сломаешь, Шень, - заверила Рена, снизу вверх смотря на мужа и продолжая улыбаться, забавно дергая пушистыми ушами. Ей не очень была приятна тема про бывшую жену и детей мужа, но она предпочла спрятать эти чувства поглубже. В конце концов, это уже дано минуло. - Они очень крепкие. На удивление. К тому же у меня достаточно молока и совсем скоро они начнут набирать вес и познавать мир. Так Цэрэн говорила.

- Если хочешь выйти подышать - топай, я посижу с ними. Ночь миновала.

- Нет, - покачала головой Рена. - Я не хочу их оставлять. Они только родились, не хочу их выпускать из лап даже на мгновение. Ааа… что за новенькие? Они не опасны? Откуда пришли? Я просто подумала, что когда наши дети подрастут... Знаешь, им ведь нужна будет твоя забота. Ты сможешь многому их научить. Но рычать я тебе на них не дам, вот! Для меня они всегда останутся маленькими хвостиками, как сейчас.

+3

16

Думаете, весело это, родиться в семье, где папа-ворчун, а мама - просто концентрация заботы? Нет, малец с черным хвостиком понял это довольно рано, то и дело становясь свидетелем попытки отца спасти сыновей от частого умывания и попыток уложить спать. Папка проигрывал, мама снова умывала и спать укладывала. Никакого разнообразия новорожденному и вставшему на лапы организму. Даже уши брата уже нельзя жевать, а ведь так хочется. Подумаешь, всего один раз уронил в глубокую лужу, так выжил же! Значит, не страшно... Сейчас не страшно, а когда мама на всю пещеру выкрикнула "ОРЕЙ!" просто хотелось спрятаться в гриве отца и больше никогда оттуда не вылазить. Ведь для чего-то же нужна отцу такая грива?

- Мааам, - простонал старший из сыновей, шлепая лапой по шершавому языку Рениты, когда та начала вылизывать живот отпрыска, - ты тут уже мыла в самом начале, видишь, даже папа смеется над моими муками! Папа, спаси.

Орей с молитвой во взгляде протянул вторую переднюю лапу в сторону отца, но матерый лишь покачал головой и незаметно дернул ухом, весьма знатно пожеваным Ренитой. Ох уж этот материнский инстинкт и его опасность для окружающих.

- Мама лучше знает, когда ты чистый, а когда просто пытаешься таким казаться, - сказал отец своему старшему сыну, что вызвало на мордашке лишь попытку обозначить недовольную эмоцию. Обиду, например.

И снова шлеп по маминому языку. Пусть лучше Агрием займется, а то он улизнуть пытается.

+1

17

Как бы там ни было, но различия в характерах близнецов было заметно уже сейчас, пусть пока что и незначительные. Например Агрий тоже не особо-то любил мыться, но, в отличие от брата, принимал это молча и смиренно, как что-то неподвластное природным законом и банально - неизбежное. Орей же любил лишний раз покричать и повозмущаться, что вызывало на мордахе младшего львенка закатывание глаз. Вот как сейчас, например, брат вопил, вырываясь из лап матери, пока Агрий играл с хвостом отца, пытаясь поймать черную кисточку. Иногда хотелось брата стукнуть или в воду скинуть (как тот скинул его), но мама драться не разрешает. Жаль. Совсем скоро настанет и его черед мыться, а пока что можно подурачиться.

На самом деле львенок совсем не жаловался на свою нынешнюю жизнь. Да, ему наскучило однообразие в пещере, из которой они еще никогда за всю свою короткую жизнь не выходили, хотелось хоть один разок выбраться и посмотреть окружающий мир. То есть что-то более интересное, чем вот это вот. Иногда папа приносил с собой запутавшихся в гриве бабочек и жучков, которые, к сожалению, умирали мучительной смертью в лапках котят. Но жучки были совсем неинтересными по сравнению с соблингами... Конечно к ним иногда заглядывает тетушка Цэрэн, но кроме нее Агрий никого больше не видел.

Решив больше не думать о плохом и оставить в покое отцовских хвост, львенок, не долго думая, подполз к матери, пока та была занята умыванием старшего сына и, мяукнув, залез к ней под мягкий живот, тут же нащупывая молочный сосок. Да, малыш совсем не отказывал себе в желании покушать. Почувствовав, что мама легла на бок для его же удобства, Агрий присосался сильнее, начиная мять лапками возле мордахи и насасывать сытное молоко. Его почти сразу стало клонить в сон.

+1

18

Довольно странно и одновременно так привычно было наблюдать картину с умыванием родных котят в лапах супруги. Внимательный отцовский взгляд следил за каждым движением сыновей, подмечая и действия супруги. Молодая мать в лице Рены вышла славной и даже в своем ключе прекрасной, но её опека... Матерый уже получил по носу за попытку вытащить месячных сыновей из пещеры и потом долго ходил, жалуясь на свербение в носу, Ренита же продолжала опекать близнецов и не отпускать их дальше валуна вблизи источника воды грота. Но и это пространство ограничилось после попытки Орея познакомить младшего брата с водой поближе, через ныряние. На мгновение лишь, но матерый увидел в сыновьях самого себя и Хагана, что отразилось холодным блеском в янтарных глазах. Этого еще не хватало.

- Мама лучше знает, когда ты чистый, а когда просто пытаешься таким казаться, - отозвался Шенью на попытку старшего сына призвать своего отца к спасительной миссии.

С отцовским хвостом играл Агрий, периодически облизывая его или пытаясь сделать смачный кусь, что не могло не отразиться на морде отца эмоцией отчаяния и немой мольбой о каком-нибудь урагане или чужаках. Что угодно, лишь бы выйти и проветриться. Совесть не позволяла оставить Рениту тут одну или просить Цэрэн посидеть с ней, а так хоть повод будет кости размять и гриву растрясти. Местами зализанную детьми гриву...

Вздохнув, матерый ложится ближе к жене и слегка хлопает Агрия по крупу, когда тот начинает слишком сильно оттягивать материнские соски, точно нашел в них игрушку, проказник. Сон или нет, а вот шалить не следовало, особенно с родной матерью. Когда же рядом с братом уложили и Орея, успокаивать пришлось уже его, ведь бойкий малец тут же принялся отвоевывать территорию и сгонять сонного брата с нагретого места. Теперь по заднице досталось и старшему, а в ответ на грозное "мяфк" с его стороны, Шенью вполне натурально рыкнул на сына в своей манере. Так старшего за спину матери и сдуло, зато сколько прыти. И зыркает оттуда, явно придумывая план мести за столь очевидное и позорное отступление.

- Ты по прежнему не хочешь вынести их к навесу и показать остальным? - спрашивает матерый у Рениты, зевая во всю свою пасть. - Пора бы им уже познакомиться с остальными, а не пинать друг друга в этих пустых стенах.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Старые катакомбы » Светлый грот